Client always wrong

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Client always wrong » Кладбище №1337 » История WoW


История WoW

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Важно! Когда будет чуть больше времени, я добавлю картинки и оформлю чуть получше, чтобы не был сплошной текст

Предисловие:
Зародился Азерот точно так же, как и наша родная Земля, но поверхность планеты заполонили элементали 4-х стихий: Огня, воды, воздуха и камня. Самые сильные элементали каждой из стихий стали так называемыми элементал-Лордами (Рагнарос, Нептулон, Ал'Акир и Терезана соответственно).
Спустя много миллионов лет Азерот заразился космическими паразитами, до сих пор неизвестной формой жизни. Представляет из себя что-то типа раковой опухоли, только на планете. Если просто вырезать или уничтожить, то планета погибнет, как и человек. Позже эти существа были названы Древними Богами. Благодаря ментальному воздействию на разумных существ, Древние Боги подчинили своей воле Элементальных Лордов и начали пожирать эту планету, направив все 4 стихии против друг друга. Нельзя сразу воспринимать их как вселенское зло - это просто паразиты, жизненный цикл любого живого существа включает в себе содержание паразитов.

Всю эту информацию можно найти в игре.
Часть 1

Глава 1

Во все времена демонические существа пытались проникнуть в мир Титанов из Круговерти Пустоты, и Пантеон выбрал своего самого великого, Саргераса, чтобы он охранял границы миров. Благородный гигант из расплавленной бронзы, Саргерас выполнял свои обязательства несчетное количество тысячелетий, находя и уничтожая демонов везде, где возможно. Спустя века Саргерас столкнулся с двумя мощными демоническими расами, которые были помешаны на получении силы и господства над физической вселенной. Эредары, коварная раса демонических чародеев, использовала магию своих колдунов, чтобы поработить множество миров. Расы тех миров мутировали под влиянием злых сил эредаров и сами превращались в демонов. Несмотря на то что практически бесконечной силы Саргераса с избытком хватало, чтобы победить зловещих эредаров, он был весьма обеспокоен разрушением и всепоглощающим злом, распространяемыми этими созданиями. Неспособный понять такую развращенность, великий титан начал погружаться в отчаяние. Несмотря на свою растущую тревогу, Саргерас все же избавил вселенную от колдунов, заманив их в ловушку в Круговерти Пустоты. Все более снедаемый тревогой и тоской, Саргерас был вынужден по приказу титанов вступить в бой с еще одной группой тварей, жаждавшей разрушения: натрезим.  Эти демоны-вампиры (также известные как повелители ужаса) завоевали множество миров, вселяясь в их обитателей и склоняя их на сторону зла. Нечестивые, коварные повелители ужаса обращали друг против друга целые народы, манипулируя их бездумной ненавистью и недоверием друг к другу. Саргерас легко победил Натрезим, но их порча глубоко запала в его душу. Когда сомнения и отчаяние полностью овладели Саргерасом, он потерял веру не только в свою миссию, но отказался от мыслей титанов об упорядоченной вселенной. В конечном счете он пришел к выводу, что сам порядок является глупостью и что хаос и порочность – единственно абсолютные понятия в этой темной, одинокой вселенной. Его друзья-титаны пытались убедить его не совершать ошибки, пытались успокоить его разбушевавшиеся чувства, но он принимал их более чем оптимистичные верования за корыстные заблуждения. Покинув навсегда их ряды, Саргерас отправился на поиски своего собственного места во вселенной. Несмотря на то что Пантеон был опечален его уходом, даже титаны не могли предугадать того, как далеко зайдет их заблудший брат. К тому времени, как безумие Саргераса поглотило остатки его некогда отважного духа, он уверовал в то, что титаны сами несут ответственность за ошибки своих созданий. Решив, в конечном счете, уничтожить плоды их трудов во всей вселенной, он захотел создать несокрушимую армию, которая огнем и мечом пройдет по вселенной. Даже титаническое тело Саргераса пострадало от порчи, что поразила его когда-то благородное сердце. Его глаза, волосы и борода горели пламенем, а его металлическая бронзовая кожа раскололась, открыв бездонное горнило пылающей ненависти. В своей ярости Саргерас разрушил темницы, в которых были заперты эредары и Натрезим, и выпустил отвратительных демонов на свободу. Эти коварные существа склонились пред необъятным гневом темного титана и предложили служить ему всеми доступными им злокозненными способами. Из рядов могучих эредаров Саргерас выбрал двух предводителей, которых поставил во главе своей демонической армии разрушения. Кил'джеден Искуситель был выбран для поиска самых темных рас во вселенной и присоединения их к армии Саргераса. Второй, Архимонд Осквернитель, был избран, чтобы вести огромную армию Саргераса в битву против тех, кто мог воспротивиться воле титана. Первым шагом Кил'джедена было порабощение вампирических повелителей ужаса своей чудовищной властью. Повелители ужаса служили его личными агентами по всей вселенной, они находили удовольствие в поиске примитивных рас для своего повелителя, совращали их и сбивали с пути истинного. Первым среди повелителей ужаса был Тикондрус Затмеватель. Тихондрий безукоризненно служил Кил'джедену и согласился распространять пылающую волю Саргераса во всех темных уголках вселенной. Могущественный Архимонд также избрал для себя агентов. Призвав зловредных разрушителей и их жестокого предводителя, Маннорота Разрушителя, Архимонд надеялся создать военную элиту, которая искореняла бы все живое. Когда Саргерас убедился, что его армии в сборе и готовы следовать всем его приказам, он выпустил свои необъятные силы на просторы Великой запредельной тьмы. Он назвал свою растущую армию Пылающим Легионом. До сих пор никто не знает, сколько миров они уничтожили, пройдя по вселенной огнем и мечом.

Глава 2

Не знавшие том, что Саргерас намерен уничтожить плоды их бесчисленных трудов, титаны продолжали передвигаться от мира к миру, формируя и приводя в порядок те планеты, что они находили пригодными. В своем путешествии они случайно попали в небольшой мир, который его обитатели позже назвали Азеротом. Путешествуя по этому девственному миру, по первобытной земле, титаны встречали множество агрессивных элементалей. Эти духи, поклонявшиеся расе невероятно злых существ, известных как древние боги, поклялись отбросить титанов и сохранить их мир от металлического прикосновения захватчиков. Пантеон, обеспокоенный склонностью древних богов ко злу, начал войну против элементалей и их темных повелителей. Армии древних богов вели в бой наиболее могущественные элементали: Рагнарос Повелитель Огня, Теразан Матерь Камня, Ал'Акир Владыка Ветра и Нептулон Хозяин Приливов. Эти силы хаоса бушевали и бились с колоссами-титанами на груди мира. Несмотря на то что элементали были настолько могущественны, что смертным даже представить невозможно, их объединенных сил было недостаточно, чтобы остановить могучих титанов. Один за другим повелители элементалей пали, а их силы отступили. Пантеон разрушил цитадель древних богов и заточил пятерых злых богов глубоко в недрах мира. Элементали, которые не могли сдерживать свое буйство без власти древних богов, были изгнаны в бездну миров, где они остались сражаться друг с другом на веки вечные. С исчезновением элементалей природа смягчилась, и в мире наступила полная гармония. Титаны увидели, что с угрозой покончено, и принялись за работу. Титаны наделили силой многие расы, чтобы те смогли помочь им придавать миру форму. Для создания бездонных подземных пещер титаны сотворили дворфоподобных земельников из магического живого камня. Чтобы помочь им осушить моря и поднять землю над уровнем моря, титаны создали огромных, но кротких морских великанов. Многие столетия титаны придавали форму землям, пока не смогли сотворить совершенный континент. В центре континента титаны поместили озеро искрящейся энергии. Озеро, которое они назвали Источником Вечности, было источником жизни в мире. Его могущественная энергия питала корни мира и давала возможность жизни пустить побеги в его плодородной почве. Со временем травы, деревья, монстры и создания всех видов появились на первобытном континенте. В честь сумерек, павших на мир в их последний день работы, титаны назвали этот континент Калимдором – "землей вечного звездного света".

Глава 3

Удовлетворенные упорядочением этого небольшого мира и окончанием трудов, титаны приготовились покинуть Азерот. Однако перед своим уходом они поручили величайшим существам этого мира присматривать за Калимдором, поскольку любое враждебное вмешательство могло поколебать его идеальный баланс. В то время существовало множество родов драконов. Но пять родов главенствовали над своими собратьями. Титаны избрали эти пять стай, чтобы те присматривали за расцветающим миром. Величайшие члены Пантеона отдали часть своей силы каждому из лидеров стай. Эти магические драконы (указанные ниже) стали известны как Великие аспекты или Великие драконы. Аман-Тул, Великий Отец Пантеона, отдал часть своей вселенской силы огромному бронзовому дракону, Ноздорму. Великий Отец велел Ноздорму защищать само время и управлять извечными потоками рока и судьбы. Мужественный и благородный Ноздорму стал известен как невременный. Эонар, титан-покровительница всего живого, отдала часть своей силы красной огромной Алекстразе. С тех пор Алекстраза зовется Хранительницей Жизни и охраняет всех созданий этого мира. За ее мудрость и безграничное сострадание ко всему живому Алекстраза была избрана Королевой драконов и возглавила свой род. Эонар также даровала младшей сестре Алекстразы, изящной зеленой драконице Изере, определенную власть над природой. Изера впала в вечный транс, именуемый "Сном Творения". Известная под именем Дремлющей, она следит за природой мира из царства Изумрудного Сна. Титан Норганнон, хранитель знаний и владыка магии, даровал синему дракону Малигосу часть своей великой силы. С того времени Малигос, известный как Хранитель Магии, хранит магию и тайные знания. Титан Каз'горот, ваятель и кузнец мира, даровал часть своей огромной силы могучему черному змею Нелтариону. Великодушный Нелтарион, позже известный как Хранитель Земли, получил власть над почвой, камнем и подземными недрами. Воплотив в себе силу мира, он стал самым могущественным сторонником Алекстразы. Получив могущество, пять Аспектов были уполномочены охранять мир в отсутствие титанов. Оставив драконов, готовых защищать их творение, титаны покинули Азерот навеки. К сожалению, Саргерас очень быстро узнал о существовании нового мира…
Около 16 000 лет назад, задолго до того как ночные эльфы навлекли на себя гнев Пылающего Легиона, большая часть Калимдора принадлежала троллям. Они основали две империи: Гурубаши в юго-восточных джунглях и Амани в центре материка. Далеко на севере, в области, сейчас известной под названием Нордскол, жили малочисленные племена, образовавшие государство Гундрак, но так и не сравнившиеся со своими южными сородичами. Хотя империи Гурубаши и Амани недолюбливали друг друга, конфликты между ними были редкостью. Их общим врагом был Аз'Акир – цивилизация насекомоподобных существ с дальнего запада. Разумные насекомые отличались невероятной агрессивностью и стремились искоренить все остальные формы жизни Калимдора. Тролли долгие годы воевали с акир, но так и не смогли одержать над ними настоящую победу. Все, что им удалось, – это расколоть вражеское королевство на части и изгнать насекомых в далекие земли севера и юга. Акир основали две крупнейших колонии – Азжол-Неруб на севере и Ан'Кираж на юге. Тролли предполагали, что существуют и другие колонии под поверхностью Калимдора, но эти подозрения не оправдались. После изгнания коварных насекомых две империи вернулись к обычной жизни. Победа в войне практически не изменила их границ. Впрочем, в древних рукописях упоминается некое племя, покинувшее в те годы империю Амани и основавшее собственное поселение в самом сердце темного континента. Легенда гласит, что эти храбрые первопроходцы обнаружили источник Вечности, наделивший их невероятной силой. Есть предположение, что именно от них произошли ночные эльфы, но точно это не известно.

Глава 4

За десять тысяч лет до того, как орки и люди сошлись в Первой войне, мир Азерота вмещал лишь один массивный континент, окруженный бескрайними бушующими морями. На этом континенте, известном как Калимдор, жило множество самых разных народов и существ, борющихся за выживание на просторах нового мира. В центре темного континента находилось таинственное озеро, бурлившее энергией. Озеро, которое позже назовут Источником Вечности, было подлинным средоточием магических и природных сил мира. Черпая энергию из Великой Запредельной Тьмы, Источник был как мистический ключ, питающий этой энергией мир и поддерживающий жизнь во всем ее удивительном многообразии. Со временем до берегов завораживающего колдовского озера добралось примитивное племя гуманоидов, ведущих ночной образ жизни. Эти дикие кочевники, которых притягивала энергия Источника, построили на его безмятежных берегах свои хижины. Со временем космическая энергия Источника изменила племя, сделав его сильным, мудрым и практически бессмертным. Племя стало называть себя "калдорай", что на их родном языке означало "дети звезд". Прославляя расцвет своего общества, поселенцы воздвигли по берегам озера большие постройки и храмы. Калдорай, или ночные эльфы, как их стали называть позже, поклоняются богине Луны, Элуне, и верят, что в дневное время она спит в мерцающей глубине Колодца. В стародавние времена жрецы и провидцы ночных эльфов изучали Колодец с неиссякаемым энтузиазмом, пытаясь раскрыть его тайны и завладеть его силой. Численность ночных эльфов постепенно увеличивалась, и они открывали для себя бескрайние просторы Калимдора, налаживали связи с многочисленными жителями этого материка. Единственными, кто внушал им тревогу, были могущественные древние драконы. Хотя эти большие змееподобные существа часто жили отшельниками, они всегда старались охранять известные им земли от возможной угрозы. Ночные эльфы решили, что драконы провозгласили себя защитниками мира и что их вместе с их секретами лучше не трогать. Со временем любопытство ночных эльфов привело к тому, что они повстречали и подружились с самыми разными могущественными существами, не последним из которых был Кенарий, могучий полубог древних лесов. Благородному Кенарию пришлись по нраву любознательные ночные эльфы, и он потратил много времени на то, чтобы рассказать им о силах природы. Мирные калдорай прониклись большим сочувствием к живым лесам Калимдора и наслаждались гармонией природы. С неспешным течением времени росла как территория ночных эльфов, так и их культура. Храмы, дороги и жилища протянулись по всему темному континенту. Азшара, прекрасная и талантливая королева ночных эльфов, воздвигла на берегу Источника Вечности огромный, изумительный дворец, в роскошных залах которого проживали ее любимые слуги. Приближенные слуги Азшары, которых она называла Кель'дорай, или высокорожденными, выполняли каждое ее желание и считали себя выше своих собратьев. И хотя королеву Азшару одинаково любили все ее подданные, ревнивые массы эльфов втайне ненавидели высокорожденных. Разделяя стремление жрецов познать тайны Источника Вечности, Азшара приказала мудрецам из числа высокорожденных проникнуть в его секреты и раскрыть миру его истинное назначение. Высокорожденные с головой ушли в работу и беспрерывно изучали Источник. Со временем они развили в себе способности управлять его космической энергией. Чем больших успехов высокорожденные достигали в своих опытах, тем явственней они понимали, что с помощью своих новообретенных навыков они могут как творить, так и разрушать. Злосчастные высокорожденные зациклились на примитивной магии и твердо решили добиться мастерского владения ею. Хотя Азшара вместе с ее высокорожденными понимали, что при безответственном обхождении такая магия может быть опасна, они начали практиковать ее с неуемной страстью. Кенарий и многие из ночных эльфов-мудрецов предупреждали, что безрассудство при обращении со столь неуловимой магической силой неизбежно грозит бедой. Но Азшара и ее последователи упрямо продолжали усиливать свое растущее могущество. По мере того как могущество высокорожденных и самой Азшары росло, в их характере наметились явственные изменения. И без того высокомерные и холодные, представители высшего класса становились все более чванливыми и жестокими по отношению к соплеменникам. Некогда завораживающую красоту Азшары окутал темный покров. Она начала отдаляться от любящих подданных и не хотела общаться ни с кем, кроме своих доверенных жрецов из числа высокорожденных. Молодой и талантливый ученый по имени Малфурион Ярость Бури, который очень долго изучал эффекты Источника, начал подозревать, что высокорожденными и обожаемой королевой овладела темная сила. И хотя он не мог постичь природы этого зла, он осознавал, что жизнь ночных эльфов скоро изменится навсегда...

Глава 5

С другой стороны, достоверно установлено, что раса ночных эльфов обрела могущество именно после обнаружения источника Вечности. Несмотря на все попытки троллей защитить свои владения, эта раса стремительно захватывала первобытный Калимдор. Сильная магия, недостижимая для суеверных троллей, позволила ночным эльфам добиться того, что не смогли сделать акир, – разрушить две великие империи. Ночные эльфы разрушали укрепления троллей и препятствовали снабжению их войск. Бессильные перед магией, тролли проигрывали битву за битвой. Сравнившись в жестокости и хитрости с троллями, ночные эльфы навлекли на себя вековечную ненависть последних. Прошло несколько лет, и от империй Амани и Гурубаши остались жалкие осколки. В конце концов ночные эльфы обожглись именно на том чародейском огне, который стремились подчинить. Их безрассудное злоупотребление магией привлекло в мир демонов Пылающего Легиона, которые нанесли существенный урон эльфийской цивилизации. Насчет войн демонов с троллями ничего не известно, но можно предположить, что нашествие не обошло их стороной. В конце страшного противостояния, известного под названием Войны древних, Источник Вечности взорвался. Мощная волна разорвала Калимдор на части, превратив его в несколько менее крупных континентов и островов. Но несмотря на все катаклизмы, остатки империй Амани и Гурубаши по-прежнему существуют в современных Кель'Таласе и Тернистой долине. Колонии акир Азжол-Неруб и Ан'Кираж в Нордсколе и Танарисе также пережили катастрофу. Ужаснувшись гибелью большей части привычного им мира, тролли понемногу начали восстанавливать свое былое могущество.

Глава 6

Высокорожденные довольно бездумно обращались с магией, в результате чего из источника Вечности начали расходиться волны, проникающие даже в самые дальние уголки Великой запредельной тьмы и привлекающие внимание тамошних обитателей. Вскоре и Саргерас – Великий враг всего живого и Разрушитель миров – почуял эти волны и устремился к их источнику. Когда Саргерас увидел юный мир Азерота и почуял энергию источника Вечности, в нем проснулся неутолимый голод, и великий темный бог Безымянной Бездны решил уничтожить этот мир и завладеть его силой. Собрав свою армию – великий Пылающий Легион, – Саргерас пошел на мирный Азерот войной. Легион состоял из миллионов кровожадных демонов, слетевшихся со всех концов Вселенной, и этим демонам не терпелось начать вторжение. Ближайшие помощники Саргераса, Архимонд Осквернитель и Маннорот Разрушитель, подготовили своих зловещих воинов к решительному удару. Королева Азшара, которую магия привела в состояние безумной эйфории, подчинилась невероятному могуществу Саргераса и согласилась пропустить его в свой мир. Перед разлагающим действием магии не устояли даже ее служители-высокорожденные, которые начали поклоняться Саргерасу, как богу. Для того чтобы доказать свою верность Легиону, высокорожденные помогли своей королеве открыть огромный портал в недрах источника Вечности. Как только все было готово, Саргерас начал вторжение в Азерот. Демоны Пылающего Легиона ворвались в мир через источник Вечности и осадили мирно спящие города ночных эльфов. Под предводительством Маннорота и Архимонда Легион промчался по землям Калимдора, оставляя за собой лишь боль и пепел. Демоны-чернокнижники призвали инферналов, которые обрушились на изящные шпили калимдорских храмов будто адские пылающие метеоры. Армия кровожадных убийц, называемых стражниками ужаса, прошла по калимдорским полям, уничтожая все живое на своем пути. Демонические гончие Скверны наводнили сельскую местность. Разумеется, храбрые воины-калдорай пытались защитить свои родные земли, но они не могли сдержать всю ярость Пылающего Легиона, и им пришлось шаг за шагом отступать. Искать спасения для своего застигнутого врасплох народа пришлось Малфуриону Ярости Бури. Родной брат Малфуриона, Иллидан, практиковал магию высокорожденных, и Малфуриона очень сильно беспокоила его растущая одержимость. Малфурион убедил брата отказаться от свого пагубного пристрастия и вместе с ним отправиться на поиски Кенария. Кроме того, братьям надлежало собрать силы для сопротивления демонам. С братьями отправилась юная жрица Тиранда, служительница Элуны. И Малфурион, и Иллидан были влюблены в нее, однако сердце Тиранды принадлежало лишь Малфуриону. Иллидан ревновал девушку к своему брату и завидовал их любви, однако его душевные страдания не шли ни в какое сравнение с муками от магической зависимости. Зависимость Иллидана от магической энергии непрестанно мучила его, и он с трудом сдерживался, чтобы не броситься к источнику Вечности. Однако Тиранда все время была рядом и поддерживала его, так что в итоге они все же добрались до полубога-отшельника по имени Кенарий. Кенарий жил на священных Лунных полянах на горе Хиджал. Он согласился помочь ночным эльфам, найти древних драконов и обратиться к ним за помощью. Драконы, в свою очередь, тоже решили не оставаться в стороне и, ведомые исполинской красной Алекстразой, отправились на войну с демонами и их адскими предводителями. Кенарий призвал на помощь духов из зачарованного леса и собрал армию вековых древней, которые двинулись на Легион. Когда союзники ночных эльфов встретились возле храма Азшары и источника Вечности, там завязалась ужасная битва. Однако, несмотря на всю помощь своих новых союзников, Малфурион и его соратники поняли, что даже этих сил не хватит на то, чтобы остановить Легион. Пока в самом сердце Азшары гремела битва, одурманенная королева с нетерпением дожидалась прибытия Саргераса, который готовился пройти сквозь источник Вечности и самолично ступить на землю Азерота. Его исполинская тень медленно приближалась к поверхности Источника, а Азшара тем временем собрала своих самых могущественных служителей, чтобы они объединили свои силы, прочитали одно заклинание и расширили портал настолько, чтобы Саргерас смог пройти через него. Во время битвы на полях Калимдора произошло нечто ужасное. Подробности этого происшествия были утеряны, но известно лишь то, что дракон Нелтарион, аспект земли, в пылу битвы с Демонами вдруг сошел с ума. Он начал распадаться на части, по всей его черной шкуре вспыхивали языки пламени, и в итоге это разъяренное горящее чудовище назвало себя Смертокрылом и напало на своих собратьев, из-за чего пятеро драконов были вынуждены покинуть поле боя. Внезапное предательство Смертокрыла повлекло за собой столь губительные последствия, что остальные драконы так никогда и не смогли оправиться от потрясения. Израненная и убитая горем Алекстраза и ее пятеро собратьев покинули поле боя, оставив своих смертных союзников один на один с многократно превосходящей их армией демонов. Малфуриону и его соратникам едва удалось выжить в последовавшем натиске. Малфурион был уверен, что демоны рвутся в этот мир из Источника Вечности, поэтому он стал настаивать на его уничтожении. Но так как именно Источник являлся залогом могущества и бессмертия Ночных эльфов, такое решение привело остальных в ужас. Однако Тиранда поняла весь замысел Малфуриона и убедила Кенария и его соратников напасть на храм Азшары и найти способ закрыть источник раз и навсегда.

Глава 7

Годы после Великого Раскола были для троллей самыми тяжелыми. Их разрозненные королевства были охвачены голодом и страхом. Тролли Гурубаши в отчаянии искали помощи у древних мистических сил. Все тролли имели общих многочисленных богов, но на призывы Гурубаши откликнулся самый темный и мрачный из них. Хаккар Свежеватель Душ – жестокий и кровожадный дух – решил прийти на помощь троллям. Открыв Гурубаши секреты крови, он помог им захватить большую часть Тернистой долины и несколько островов Южных морей. Но за свою помощь Хаккар потребовал очень дорогую цену. Кровожадный бог требовал ежедневного приношения множества жертв. Он мечтал явиться в реальный мир и выпить кровь всех живых существ. Но в конце концов Гурубаши поняли, что за создание им помогает, и восстали против него. Самые сильные племена пошли войной на Хаккара и его верных жрецов Атал'ай. О страшной войне между слугами Хаккара и остальными троллями Гурубаши говорят только шепотом. От магии, которую обрушивали друг на друга злой бог и его мятежные дети, содрогалась земля. В самый последний момент троллям удалось изгнать Хаккара из мира, убив его аватару. Даже его жрецы из племени Атал'ай, были изгнаны из столицы Зул'Гуруба в северные топи. Там, посреди болот, они воздвигли огромный Храм Атал'Хаккара и продолжили дело своего павшего хозяина… После гражданской войны пути оставшихся троллей Гурубаши разошлись. Племена Дробителей Черепов, Кровавого Скальпа и Черного Копья племена нашли свое пристанище в джунглях Тернистой долины. На руинах империи воцарился хрупкий мир, но в народной памяти осталось пророчество о том, что однажды Хаккар вернется в мир и поглотит его.

Глава 8

Немногие уцелевшие при взрыве эльфы собрались вместе, наспех сколотили несколько плотов и медленно поплыли к далекой земле. Милостью Элуны Великий Раскол пережили и Малфурион с Тирандой, и Кенарий. Измученные герои согласились стать предводителями своих выживших сородичей и обустроить для них новый дом. Они плыли в молчании, глядя на то, что осталось от их народа, и понимая, что в этом виноваты лишь они сами и их страсти. Конечно, после уничтожения Источника Саргерасу и Пылающему Легиону больше не было хода в этот мир, но цена, которую пришлось заплатить за это, была поистине ужасной. Многим высокорожденным тоже удалось выжить, и они отправились к берегам новой земли вместе с ночными эльфами. Малфурион до сих пор сомневался в высокорожденных, но он был рад хотя бы тому, что Источника больше нет, а без его энергии они не представляют собой угрозы. Когда изможденные ночные эльфы высадились на берег, они увидели, что священная гора Хиджал не пострадала при взрыве. В поисках места для нового дома Малфурион и остальные эльфы поднялись на горные склоны и остановились на овеваемой всеми ветрами вершине. Спустившись в поросшую лесом низину между двумя огромными пиками, они обнаружили там маленькое тихое озеро и, к своему ужасу, поняли, что воды его осквернены магией. Иллидан тоже пережил Раскол и добрался до вершины Хиджала намного раньше Малфуриона и ночных эльфов. Он был одержим идеей сохранить в этом мире магию, поэтому вылил в горное озеро драгоценную воду из Источника Жизни, которую хранил в нескольких сосудах. Воды горного озера вмиг напитались энергией Источника Вечности, и оно превратилось в новый источник. Иллидан ликовал: он считал, что это станет настоящим даром для будущих поколений, поэтому был несказанно удивлен, когда на него вдруг набросился его брат. Малфурион объяснил Иллидану, что в основе всей магии лежит хаос и что ее использование неизбежно приведет к одержимости и войнам. Иллидан, однако, не спешил отказываться от своей магической силы. Малфурион знал, что планы его брата, одержимого жаждой могущества, не сулят ничего хорошего, поэтому он решил раз и навсегда избавиться от Иллидана. Вместе с Кенарием они заключили его в тюрьму под холмами, где Иллидану надлежало оставаться до конца его жизни, обессиленным и закованным в цепи. Малфурион поручил юной стражнице по имени Майев Песнь Теней следить за пленником, чтобы тот не сбежал. Ночные эльфы не стали уничтожать новый Источник Вечности, чтобы не вызвать новой катастрофы. Однако Малфурион объявил, что ночные эльфы больше никогда не будут практиковать магию, после чего они под руководством Кенария стали изучать древнее искусство друидизма, которое помогло бы им исцелить истерзанную землю и вырастить новые леса у подножия горы Хиджал.

Глава 9

На протяжении многих лет ночные эльфы работали не покладая рук, чтобы восстановить то, что осталось от их древней родины. Они оставили свои разрушенные храмы и дороги зарастать и построили новые дома среди зеленых деревьев и тенистых холмов у подножия горы Хиджал. Мало-помалу из своих укрытий выбрались и драконы, пережившие Великий Раскол. Алекстраза красная, Изера зеленая и Ноздорму бронзовый опустились на тихие поляны ночных эльфов и посмотрели на плоды их трудов. Малфурион, ставший могущественным верховным друидом, поприветствовал драконов и рассказал им о новом Источнике Вечности. Эта новость встревожила великих драконов, потому что пока существовал источник, существовала и возможность того, что Пылающий Легион когда-нибудь снова вернется в этот мир. Малфурион и три дракона договорились вечно охранять Источник и решили сделать все возможное для того, чтобы демоны никогда больше не появились в этом мире. Алекстраза Хранительница Жизни опустила в источник зачарованный желудь. Пробужденный могущественными водами, он вырос в огромное дерево, корни которого тянулись в самые недра Источника, а крона, казалось, достигала небес. Огромное древо стало символом вечного союза ночных эльфов и природы, а его жизнетворная энергия впоследствии исцелила весь мир. Ночные эльфы дали своему Древу Жизни имя Нордрассил, что на их языке означало "корона жизни". Ноздорму Вневременный наложил на Древо Жизни заклятье, которое сделало ночных эльфов бессмертными, вечно молодыми и невосприимчивыми к любым болезням. Изера Дремлющая тоже зачаровала Древо Жизни, связав его со своим миром, астральным измерением, известным как Изумрудный Сон. Этот огромный мир, населенный духами, не подчинялся законам физического мира. Из своего Сна Изера могла управлять жизнью природы и развитием всего остального мира. Древо Жизни связывало всех ночных эльфов-друидов, включая Малфуриона, с Изумрудным Сном. Заключая договор с драконами, они согласились периодически засыпать на целые века, чтобы их духи могли блуждать по бесконечным тропам сна Изеры. Конечно, друидов печалило то, что придется потерять столько лет своей жизни, но, тем не менее, они самоотверженно пошли на эту сделку.
Шли века, сообщество ночных эльфов набиралось сил и разрасталось, занимая все новые и новые территории леса, который они назвали Ясеневым. Появились и расплодились многие существа, жившие еще до Великого Раскола, – например фурболги и иглогривы. Ночные эльфы жили под управлением мудрых друидов и наслаждались эрой небывалого спокойствия и мира под звездами. Однако многие из выживших высокорожденных становились все беспокойнее. Как и Иллидан, они пали жертвами магии, и изо дня в день их снедало искушение, безумное желание вновь почувствовать энергию Источника Вечности и насладиться его магией. Дат'Ремар, вспыльчивый и беззастенчивый предводитель высокорожденных, начал в открытую насмехаться над друидами и обвинять их в трусости за то, что они отказались от использования магии, которая, как он считал, принадлежала им по праву. Малфурион и друиды не слушали речей Дат'Ремара и объявили высокорожденным, что любое использование магии будет караться смертью. Однако Дат'Ремар и его последователи все же попытались нарушить закон друидов, но попытка эта закончилась крахом, и в результате в Ясеневом лесу разразилась ужасная магическая буря. Друиды не смогли заставить себя вынести стольким сородичам смертный приговор, поэтому решили просто изгнать безрассудных высокорожденных из своих земель. Дат'Ремар и его сородичи были только рады освободиться от традиционного общества друидов, поэтому они быстро погрузились на флотилию судов и пустились в плавание по морям. Никто не знал, что ждет их за исполинским бурлящим Водоворотом, но высокорожденные хотели найти себе новый дом, где они могли бы безнаказанно практиковать свою любимую магию. Высокорожденные, или Кель'дорай, как их ранее называла Азшара, в конце концов достигли берегов восточных земель, которые люди позднее назовут Лордерон. Они планировали создать свое собственное королевство магов, Кель'Талас, и отречься от поклонения луне и от ночного образа жизни, свойственных ночным эльфам. С тех пор и вовеки они станут поклоняться солнцу и будут известны как высшие эльфы.

Глава 10

С уходом своих своевольных собратьев ночные эльфы вновь стали оберегать свою зачарованную родину. Друиды, чувствуя, что скоро должны уснуть, готовились ко сну и прощались со своими родными и близкими. Тиранда, ставшая Верховной жрицей Элуны, умоляла своего возлюбленного Малфуриона не уходить в Изумрудный Сон Изеры. Но Малфурион, считавший своим долгом вступить на изменчивые тропы Спящей, попрощался со жрицей и поклялся, что они никогда не разлучатся, до тех пор пока хранят верность своей любви. Оставшись в одиночестве защищать Калимдор от опасностей нового мира, Тиранда собрала мощную армию своих сестер, ночных эльфиек. Бесстрашные, искусные воительницы, поклявшиеся защищать Калимдор, стали известны как Часовые. Хотя они предпочитали самостоятельно патрулировать тенистый Ясеневый лес, у них было множество союзников, которых они призывали во время опасностей. Полубог Кенарий обитал неподалеку оттуда на Лунных полянах горы Хиджал. Его сыновья, известные как Хранители Рощ, наблюдали за ночными эльфами и регулярно помогали Часовым поддерживать мир на этих землях. Даже скромные дочери Кенария, дриады, стали появляться все чаще и чаще. Охрана Ясеневого леса занимала все время Тиранды, но она тосковала без Малфуриона. Шли века, друиды спали, а ее опасения насчет нового вторжения демонов росли. Она не могла избавиться от тревожного ощущения, что, возможно, Пылающий Легион все еще здесь, за пределами Великой тьмы неба, и что он готовится отомстить ночным эльфам и всему Азероту.

Глава 11

Высшие эльфы, ведомые Дат'ремаром, покинули Калимдор и миновали Водоворот с его бурями. Их флот много долгих лет плавал среди обломков старого мира, они открыли множество тайн и потерянных королевств. Дат'ремар, взявший имя Солнечный Скиталец (или "тот, кто ходит весь день"), искал места с большей магической энергией, чтобы построить там новое королевство для своего народа. В конце концов они ступили на берега королевства, которое люди позднее назовут Лордерон. Продвигаясь в глубь континента, высшие эльфы основали поселение на спокойных Тирисфальских лесах. Но через несколько лет многие из них начали сходить с ума. Возникло предположение, что что-то злое спало в недрах тех земель, но эти слухи так и не оправдались. Высшие эльфы собрали все свое добро и двинулись на север, к землям, богатым энергетическими линиями. В то время как высшие эльфы шли по гористым землям Лордерона, их путешествие становилось все более опасным. Поскольку они были отрезаны от животворных энергий Источника Вечности, многие из них начали болеть из-за холодного климата или умирать от голода. Но ужаснее всего было то, что теперь они были не бессмертны и не могли противостоять стихиям. Кроме того, они стали ниже ростом, а их кожа потеряла характерный фиолетовый оттенок. Несмотря на трудности, они смогли противостоять многим неведомым существам, каких в Калимдоре и не видывали. Они нашли племена диких людей, которые охотились в древних чащах. Но самую большую угрозу представляли собой алчные и хитрые лесные тролли Зул'Амана. Эти тролли с кожей цвета мха умели отращивать утраченные конечности и залечивать самые ужасные раны. Но это был варварский и злой народ. Империя Амани растянулась по большей части северного Лордерона, и тролли яростно боролись за свои земли, стараясь держать незваных гостей подальше от своих границ. Эльфы всей душой ненавидели злобных троллей и убивали их при любом удобном случае. После долгих лет странствий высшие эльфы, наконец, нашли земли, напоминавшие Калимдор. В глуши северных лесов они основали королевство Кель'Талас и поклялись создать могущественную империю, которая будет во всем превосходить цивилизацию их собратьев, калдорай. К сожалению, эльфы вскоре узнали, что основали Кель'Талас на развалинах древнего города троллей, который те до сих пор считали священным. Тролли почти сразу же начали атаковать эльфийские поселения. Упрямые эльфы, не желавшие отдавать свои новые владения, использовали магию, оставшуюся от Источника Вечности, и заставили свирепых троллей отступить. Под командой Дат'Ремара они сумели победить отряды Амани, которые десятикратно превосходили их числом. Некоторые эльфы, помнившие древние предупреждения калдорай, почувствовали, что использование магии может привлечь внимание изгнанного Пылающего Легиона. Поэтому они решили скрыть свои земли защитным барьером, который позволял бы им спокойно заниматься магией. Они установили в разных точках Кель'Таласа, на границах магического барьера, цепь Рунических камней. Рунические камни не только скрывали магию эльфов от внеземных угроз, но и помогали отпугивать суеверных троллей. С течением времени Кель'Талас сделался сияющим памятником трудам и магическому мастерству высших эльфов. Его прекрасные дворцы были созданы в том же архитектурном стиле, что и древние чертоги Калимдора, однако они великолепно вписывались в естественный ландшафт тех мест. Кель'Талас стал сияющим самоцветом, который так хотели создать эльфы. Правительством Кель'Таласа стал совет Луносвета, хотя династия Солнечных Скитальцев также отчасти сохраняла политическую власть. Включавший в себя семерых величайших эльфийских лордов совет заботился о безопасности эльфов и эльфийских земель. Под защитой барьера высшие эльфы отвергли былые предупреждения калдорай и с преступной беспечностью продолжали использовать магию практически во всех аспектах своей жизни. Почти четыре тысячи лет высшие эльфы спокойно жили в своем укромном королевстве. Тем не менее мстительные тролли сдаваться не собирались. В глуши лесов они строили планы и копили силы. В конце концов могучая армия троллей вышла из тени лесов и вновь осадила сияющие башни Кель'Таласа.

Глава 12

В то время как высшие эльфы сражались не на жизнь, а на смерть против яростного натиска троллей, разрозненные, ведущие кочевой образ жизни люди Лордерона боролись за объединение своих земель. Изначально племена людей постоянно совершали набеги на другие людские поселения, пренебрегая честью и не заботясь об объединении расы. Но одно племя, известное как Арати, поняло, что тролли сделались слишком серьезной угрозой, чтобы продолжать их игнорировать. Арати хотели подчинить себе все племена, чтобы выступить единым фронтом против троллей. За шесть лет хитрые Арати победили и перехитрили все вражеские племена. После каждой победы Арати предлагали завоеванным людям мир и равноправие, таким образом получая верность побежденных. В конце концов племя Арати включило в себя много других племен, а мощь их армии росла с огромной скоростью. Убежденные в том, что они могут самостоятельно противостоять троллям или даже эльфам, военачальники Арати решили построить могучий город-крепость в южных регионах Лордерона. Город, названный Cтром, стал столицей государства Арати, Аратора. В то время как Аратор процветал, люди со всего огромного континента шли на юг, дабы жить под защитой Cтрома. Объединенные под одним знаменем, людские племена создали сильную, жизнерадостную культуру. Торадин, король Аратора, знал, что таинственные эльфы на севере постоянно сражались с троллями, но отказался рисковать безопасностью своих людей ради скрытных незнакомцев. Много месяцев прошло, прежде чем слухи о близком поражении эльфов распространились с севера. Только тогда, когда измученные послы Кель'Таласа добрались до Cтрома, Торадин осознал истинную угрозу, идущую от троллей. Эльфы сказали Торадину, что армия троллей неисчислима, что, уничтожив Кель'Талас, они двинутся на юг. Будучи в отчаянии, эльфы, нуждавшиеся в военной помощи, быстро согласились обучить некоторых избранных людей искусству магии в обмен на помощь. Торадин, не доверявший любой магии, согласился помочь эльфам исключительно по необходимости. Практически немедленно эльфийские волшебники прибыли в Аратор и начали обучать группу людей магии. Эльфы обнаружили, что хотя люди были неловки в обращении с магией, у них была потрясающая природная связь с ней. Эльфы обучили сотню людей самым азам своих магических тайн: не больше, чем было нужно для битвы с троллями. Убежденные в том, что их ученики-люди готовы вступить в бой, эльфы покинули Cтром и пошли на север вместе с могучей армией короля Торадина. Объединившиеся эльфийские и человеческие армии вступили в схватку с огромной армией троллей у подножья Альтеракских гор. Битва продолжалась много дней, но неослабевавшая армия Аратора не уставала и не отступала под натиском троллей. Эльфийские властители решили, что пришло время ниспослать силы магии на врага. Сотня людских магов и множество эльфийских волшебников вызвали ярость небес и напустили пламя на армию троллей. Огонь стихий лишал троллей возможности исцеления ран, сжигая их изнутри и снаружи. Когда натиск армии троллей был сломлен и они попытались сбежать, армия Торадина начала преследование, беспощадно убивая всех троллей, которых удалось настичь. Тролли так никогда и не оправились от этого поражения, а в истории больше не будет единого народа троллей. Убежденные в том, что Кель'Талас спасен от разрушения, эльфы поклялись в верности и дружбе Аратору и семье его короля Торадина. Люди и эльфы с тех пор были в мирных отношениях.

Глава 13

Когда тролли были изгнаны из северных земель, эльфы Кель'Таласа направили все свои усилия на воссоздание своего великолепного царства. Армия Аратора с победой вернулась домой, в южные земли Cтрома. Общество людей Аратора росло и процветало, но Торадин, боявшийся, что его королевство расколется, если оно будет расти дальше, сохранял Cтром центром Араторской империи. Через много лет спокойного развития и торговли могучий Торадин умер от старости, давая юному поколению Аратора возможность распространить власть империи дальше земель Cтрома. Первая сотня магов, обученная эльфами использовать магию, развила свое могущество и начали глубже изучать тайны плетения заклинаний. Эти маги, изначально выбранные из-за их сильной воли и доблести, всегда очень осторожно практиковали свою магию; но они передали свою силу и тайны магии новому поколению, не имевшему никакого представления об ужасах войны или необходимости самоконтроля. Эти юные маги начали практиковать магию для собственной пользы, а не ради исполнения долга перед своими сородичами. Империя росла и охватывала все новые земли, а юные маги двинулись на юг. Используя свои мистические силы, маги защищали своих собратьев от диких животных и сделали возможной постройку новых городов-государств в диких местах. Но в то время как их силы росли, маги становились все более высокомерными и все больше отдалялись от остальных людей. Второй город-государство Аратора, Даларан, был построен севернее Cтрома. Многие юные волшебники покинули ограничивавшие их границы Cтрома и отправились в Даларан, где они надеялись получить свободу в использовании заклинаний. Эти маги использовали свои силы, чтобы создать зачарованные башни Даларана, и с головой погрузились в исследования. Жители Даларана спокойно отнеслись к деятельности магов и создали бурную экономику под их защитой. Но чем больше и больше магов практиковало свои искусства, тем больше ткань реальности вокруг Даларана слабела и рвалась. Зловещие шпионы Пылающего Легиона, которые были изгнаны во время обрушения Источника Вечности, были привлечены обратно в мир неосторожными заклинаниями магов Даларана. Хотя эти относительно слабые демоны не проявляли себя в полной мере, они создавали довольно большую неразбериху и хаос на улицах Даларана. Большинство этих встреч с демонами были отдельными случаями, и правившие магократы делали все, что могли, чтобы хранить такие происшествия в тайне от народа. Самые могущественные маги были посланы на борьбу с неуловимыми демонами, но нередко они обнаруживали, что безнадежно уступают одиноким шпионам могучего Легиона. Через несколько месяцев суеверные простолюдины начали подозревать, что их правители-волшебники от них что-то скрывали. Слухи о революции пронеслись по всем улицам Даларана, в то время как подозрительные горожане начали сомневаться в действиях и принципах магов, которыми они раньше восхищались. Магократы, опасаясь, что крестьяне поднимут бунт и что Стром может предпринять что-то против них, обратились к одной группе, которая, как они надеялись, поймет их, – к эльфам. Услыхав от магократов вести о действиях демонов в Даларане, эльфы немедленно послали своих самых могущественных волшебников к людям. Эльфийские волшебники изучили течение энергии в Даларане и составили детальные отчеты о действиях демонов. Они заключили, что, хотя в мире пока не так много демонов, сам Легион будет по-прежнему представлять огромную угрозу, пока люди используют магию. Совет Луносвета, правивший эльфами Кель'Таласа, заключил секретный пакт с магократами, владыками Даларана. Эльфы рассказали лордам-магам об истории древнего Калимдора и Пылающем Легионе, который все еще угрожал миру. Они сообщили людям, что, пока те используют магию, им придется защищать своих граждан от коварных посланцев Легиона. Магократы предложили решение – дать отдельным смертным воинам огромную силу, чтобы они использовали ее для вечной тайной борьбы с Легионом. Они настаивали на том, чтобы большая часть человечества никогда не узнала о Хранителях или угрозе нападения Легиона, поскольку иначе воцарится ужас и хаос. Эльфы согласились с предложением и основали тайное общество, наблюдавшее за отбором Хранителей и помогавшее сдерживать хаос. Сообщество собиралось в тенистых Тирисфальских лесах, где высшие эльфы впервые поселились в Лордероне. Поэтому секта была названа "Хранители Тирисфаля". Смертные поборники, избранные быть Хранителями, получали огромную силу эльфийской и людской магии. Хотя одновременно мог существовать только один такой поборник, Хранители были настолько могущественны, что могли и в одиночку расправиться со шпионами Легиона, где бы они их ни находили. Сила Хранителя была столь велика, что только Совет Тирисфаля мог отбирать достойных этого титула. Когда Хранитель становился слишком стар или уставал от этой тайной войны против хаоса, Совет выбирал нового защитника и при определенных условиях формально передавал силу старого Хранителя новому. Проходили века, Хранители защищали людей от невидимой угрозы Пылающего Легиона по всему Аратору и Кель'Таласу. Аратор рос и процветал, а использование магии распространилось по всей империи. Тем временем Хранители пристально наблюдали: не появится ли признаков активности демонов.

0

2

Часть 2

Глава 1

В древние времена, после того как титаны покинули Азерот, их дети, известные как земельники, продолжали охранять и обустраивать глубины мира. Земельникам не было дела до наземных рас, они желали лишь проникать все глубже и глубже в землю. Когда мир раскололся после взрыва Источника Вечности, это очень сильно задело земельников. Ошеломленные болью самой земли, земельники сделались непохожи на самих себя и закрылись в каменных чертогах, где некогда были созданы. Ульдаман, Ульдум, Ульдуар… это имена древних городов титанов, где земельники впервые обрели свой облик. Погребенные в недрах мира, земельники спокойно отдыхали почти восемь тысяч лет. Неизвестно, что именно разбудило земельников, закрывшихся в Ульдамане, но в конце концов они очнулись от сна. Земельники обнаружили, что за время своего забытья сильно изменились. Их каменные шкуры разгладились и сделались мягкой кожей, а их власть над камнем и землей ослабла. Они стали смертными существами. Назвав себя дворфами, последние земельники покинули Ульдаман и отправились исследовать мир. Их по-прежнему влекли уютные и безопасные подземелья, а потому они основали огромное королевство под самой высокой горой. Они назвали свои земли Каз Модан, или "Гора Каза", в честь титана-кузнеца Каз'горота. Соорудив алтарь своему отцу-титану, дворфы создали огромную кузницу в самом сердце горы. И город, росший вокруг кузницы, стал называться Стальгорн. Дворфы, от природы любившие придавать формы самоцветам и камню, начали добывать в близлежащих горах драгоценные минералы. Довольные своими подземными трудами, дворфы не стремились общаться с наземными соседями.

Глава 2

Cтром по-прежнему оставался центром Аратора, но на континенте Лордерон возникло множество новых городов-государств. Гилнеас, Альтерак и Кул-Тирас были первыми среди этих городов-государств, и хотя во всех этих городах были свои обычаи и своя экономика, все они подчинялись Cтрому. Под бдительным присмотром Тирисфальского ордена Даларан стал центром обучения для всех волшебников. Магократы, правившие Далараном, основали Кирин-Тор, особое тайное общество, регистрировавшее и изучавшее каждое заклинание, артефакт или магический предмет, известный в то время. Гилнеас и Альтерак были надежными союзниками Cтрома. Они отправили свои могучие армии изучать гористые южные земли Каз Модана. Именно тогда люди впервые столкнулись с древней расой дворфов и пришли в их подземный город Стальгорн. Люди и дворфы делились друг с другом секретами обработки металлов и инженерного дела. К тому же оба народа одинаково любили битвы и древние предания. Город-государство Кул-Тирас, основанный на большом острове к югу от Лордерона, имел процветающую экономику, основанную на рыболовстве и мореплавании. Со временем у Кул-Тираса появился могучий флот торговых судов, плававших по всему известному миру в поисках экзотических товаров. Но в то время как экономика Аратора процветала, наиболее мощные ее элементы начали рушиться. Со временем лорды Cтрома переселились в богатые северные земли Лордерона, оставив засушливый юг. Наследники короля Торадина, последние потомки рода Арати, запретили покидать Cтром, чем вызвали недовольство богачей, которые желали уехать. Лорды Cтрома, ища на диком севере чистоту и свет, решили оставить свой древний город. Далеко к северу от Даларана лорды Cтрома построили новый город-государство, названный Лордерон. Весь континент был назван в честь этого города. Лордерон стал местом религиозного паломничества и укрытием для тех, кто искал спокойствия и безопасности. Наследники Арати, оставшиеся в ветшающих стенах древнего Cтрома, решили отправиться на юг, за каменистые горы Каз Модана. Их странствия длились не один год, но наконец путешествие окончилось, и они поселились в северном регионе континента, который позднее назовут Азерот. В плодородной долине они основали королевство Штормград, быстро ставшее независимой силой. Несколько воинов, оставшихся в Строме, решили и дальше защищать древние стены. Стром более не был центром империи, но он превратился в новое государство – Стромгард. Хотя каждый город-государство сам по себе процветал, империя Аратор практически распалась. Каждое государство завело свои собственные обычаи и верования, и они начали все больше отдаляться друг от друга. Мечта короля Торадина об объединении человечества развеялась.

Глава 3

Пока политические споры и соперничество семи людских государств разгорались и утихали, Хранители постоянно оставались на страже в своей войне против хаоса. За годы сменилось немало Хранителей. Одна из последних Хранителей того времени прославилась как могучая воительница, отважно противостоявшая тьме. Эгвин, девушка из народа людей, заслужила одобрение Ордена и получила титул Хранителя. Эгвин эффективно выслеживала и уничтожала демонов, но она очень часто подвергала сомнениям действия патриархального совета Тирисфаля. Она верила, что древние эльфы и люди-старейшины, возглавлявшие совет, были слишком непреклонны в своих решениях и не смотрели в будущее достаточно далеко, чтобы положить конец войне против хаоса. Раздраженная слишком долгим обсуждением и дебатами, она жаждала показать своим завистникам и старшим по званию, на что она способна, и предпочла храбрость мудрости. Власть Эгвин над космическими силами Тирисфаля росла, и однажды она узнала, что на ледяном северном континенте Нордскол обитает несколько могущественных демонов. Отправившись на дальний север, Эгвин выследила демонов в горах. Там она обнаружила, что демоны охотились на последних драконов и вытягивали из древних существ их магическую силу. Могучие драконы, бежавшие от быстро распространявшихся по миру людей, обнаружили, что они не могут противостоять могуществу темной магии Легиона. Эгвин сразилась с демонами и с помощью благородных драконов победила их. Но как только последний демон был изгнан из мира, ужасная буря разразилась на севере. Огромная тень появилась в небе Нордскола. Саргерас, король демонов и повелитель Пылающего Легиона, явился перед Эгвин, горя адским пламенем. Он сказал юной Хранительнице, что время Тирисфаля истекло и мир скоро падет перед натиском Легиона. Гордая Эгвин, веря, что она сможет противостоять грозному богу, использовала свои силы против аватары Саргераса. С необыкновенной легкостью Эгвин одолела лорда демонов и убила его физическую оболочку. Опасаясь, что дух Саргераса выжил, наивная Эгвин сокрыла изуродованные останки в одном из древних дворцов Калимдора, утонувшего в море во время разрушения Источника Вечности. Эгвин никогда так и не узнала, что она поступила именно так, как хотел Саргерас. Она неосознанно подписала приговор смертному миру, так как Саргерас во время своей физической смерти вселился духом в ослабленное тело Эгвин. Без ведома юной Хранительницы Саргерас оставался скрытым в темных уголках ее души многие годы.

Глава 4

Дворфы Стальгорна многие века жили в спокойствии. Но их стало слишком много, им перестало хватать места в подземных городах. И хотя могучий король Модимус Старая Наковальня правил всеми дворфами мудро и справедливо, три мощные фракции появились в обществе дворфов. Клан Бронзобородов под управлением тана Мадорана Бронзоборода имел хорошие связи с королем и был защитником Стальгорна. Клан Громового Молота, управляемый таном Кардросом Громовым Молотом, населял холмы и утесы у подножья горы и пытался добиться большей власти в городе. Третья фракция, клан Черного Железа, была под командованием тана-чародея Тауриссана. Дворфы Черного Железа таились в самых глубоких тенях под горой и замышляли заговор против своих собратьев из клана Бронзобородов и клана Громового Молота. Некоторое время три фракции поддерживали хрупкий мир, однако напряжение возросло, когда король Старая Наковальня скончался от старости. Три правящих клана вступили в войну за контроль над Стальгорном. Гражданская война дворфов многие годы пылала под землей. В конце концов клан Бронзобородов, имевший самую большую армию, изгнал кланы Черного Железа и Громового Молота из-под горы. Кардрос и воины Громового Молота отправились на север через пограничные ворота Дун Альгаз и основали свое собственное королевство под далекой горой Грим Батол. Там Громовые Молоты разбогатели и построили новые сокровищницы. Тауриссан и другие члены клана Черного Железа не были столь же удачливы. Униженные и разгневанные своим поражением, они поклялись отомстить Стальгорну. Уведя своих сородичей далеко на юг, Тауриссан основал город (названный в свою честь) под прекрасным Красногорьем. Процветание и прошедшие годы не уменьшили ненависти клана Черного Железа к своим собратьям. Тауриссан и его жена-волшебница Модгуд начали войну на два фронта против Стальгорна и Грим Батола. Клан Черного Железа хотел заполучить весь Каз Модан для себя. Армии Черного Железа атаковали крепости своих собратьев и практически захватили оба королевства. Но Мадоран Бронзобород в конце концов привел свой клан к окончательной победе над колдовской армией Тауриссана. Тауриссан и его слуги бежали в свой безопасный город, не зная о том, что происходило в Грим Батоле, где армия Модгуд тоже не особо успешно сражалась с Кардросом и его воинами из клана Громового Молота. Столкнувшись с вражескими воинами, Модгуд использовала свои силы, чтобы вселить страх в их сердца. Тени двигались по ее команде, и темные существа вылезали из глубин земли, нападая на Громовых Молотов в их собственных дворцах. В конце концов Модгуд рорвалась через ворота и осадила саму крепость. Громовые Молоты сражались отчаянно, сам Кардрос был среди воинов, желая убить королеву-колдунью. Потеряв свою королеву, воины клана Черного Железа бежали от ярости Громовых Молотов. Они бежали на юг, к крепости своего короля, но столкнулись с армией Стальгорна, пришедшей помочь Грим Батолу. Зажатые между двух армий, силы Черного Железа были полностью уничтожены. Объединенные армии Стальгорна и Грим Батола отправились на юг с целью уничтожить Тауриссана и клан Черного Железа раз и навсегда. Они не успели далеко уйти, когда гнев Тауриссана вызвал заклинание, приведшее к катаклизму. Желая призвать сверхъестественное существо, которое поможет ему победить, Тауриссан призвал древние силы, спавшие в глубинах мира, и к своему ужасу он обнаружил, что появившееся существо было ужаснее самых страшных ночных кошмаров. Это был Рагнарос Повелитель Огня, бессмертный повелитель всех элементалей огня, изгнанный титанами, когда мир еще был юн. Теперь, освобожденный призывом Тауриссана, Рагнарос явился вновь. Возрождение Рагнароса в Азероте сотрясло Красногорье, и посреди руин воздвигся огромный вулкан. Вулкан, известный как Черная гора, был окружен Тлеющим ущельем с севера и Пылающими степями с юга. И хотя Тауриссан был убит силами, которые он призвал, его выжившие собратья были полностью порабощены Рагнаросом и его элементалями. До сих пор они остаются в глубинах Черной горы. Увидев ужасное разрушение и огонь, распространившийся по южным горам, король Мадоран и король Кардрос остановили свои армии и спешно вернулись назад в свои королевства, не желая пасть жертвами ужасного гнева Рагнароса. Клан Бронзобородов вернулся в Стальгорн и восстановил свой славный город. Громовой Молот также вернулся домой, в Грим Батол. Но смерть Модгуд осквернила крепость, и дворфы Громового Молота не могли уже там жить. Горечь потери своего дома ожесточила их сердца. Король Бронзобород предложил дворфам Громового Молота место, где они бы могли жить в границах Стальгорна, но они отказались. Кардрос повел свой народ на север к землям Лордерона. Поселившись в буйно зеленеющих лесах Внутренних земель, клан Громового Молота построил  город Заоблачный пик, где дворфы стали ближе к природе и даже приручили могучих грифонов, живших там. Желая восстановить отношения и торговлю со своими собратьями, дворфы Стальгорна построили две огромные арки, называемые Мост Тандола, между Каз Моданом и Лордероном. Поддерживаемые обоюдной торговлей, два королевства процветали. После смерти Мадорана и Кардроса их сыновья вместе построили две большие статуи в честь своих отцов. Две статуи должны были стоять на страже прохода в южные земли, покрытого застывшей лавой из-за близости всесжигающего Рагнароса. Они служили не только грозным предупреждением всем тем, кто решится напасть на дворфийские королевства, но также и напоминанием о цене, которую клан Черного Железа заплатил за свои преступления. Два королевства некоторое время поддерживали довольно тесную связь, но на клан Громового Молота слишком сильно повлияли ужасы, свидетелями которых дворфы стали у Грим Батола. Вместо того чтобы создать огромное подземное царство, они обжили склоны Заоблачного пика. Идеологические различия между двумя оставшимися кланами дворфов в конце концов привели к отчуждению.

Глава 5

Хранительница Эгвин с течением времени становилась все могущественнее, используя энергии Тирисфаля, чтобы продлить свою жизнь. Самоуверенно надеясь, что она победила Саргераса, она продолжала охранять мир от приспешников короля демонов почти девятьсот лет. Но в конце концов Совет Тирисфаля объявил, что время ее службы подошло к концу. Совет приказал Эгвин вернуться в Даларан, чтобы они могли избрать нового носителя силы Хранителя. Но Эгвин, никогда не доверявшая Совету до конца, решила сама выбрать преемника. Гордая Эгвин хотела родить сына, которому она передаст свою силу. Она не хотела, чтобы Тирисфальский орден манипулировал ее преемником так же, как они пытались манипулировать ей. Отправившись в южное государство Азерот, Эгвин нашла идеального мужчину, который мог бы стать отцом ее сына – искусного человека-мага по имени Ниелас Аран. Аран был придворным чародеем и советником короля Азерота. Эгвин соблазнила волшебника и забеременела от него. Еще не рожденное дитя получило природную способность Ниеласа к магии, что позже определит трагическую судьбу этого ребенка. Ребенок также получил силу Тирисфаля, хотя она не проявилась до того, как он стал совершеннолетним. Прошло время, и Эгвин родила сына в укромной роще. Назвав мальчика Медив, что означало "хранитель секретов" на языке высших эльфов, Эгвин верила, что мальчик будет готов к тому, чтобы стать Хранителем. К сожалению, злой дух Саргераса, таившийся в ней, вселился в дитя, еще находившееся в ее чреве. Эгвин не знала, что новый Хранитель мира уже одержим его величайшим врагом. Уверенная в том, что ее дитя здорово и невредимо, Эгвин отправила юного Медива ко двору Азерота и оставила его там, чтобы его взрастил его смертный отец и его народ. Сама же она ушла в глушь, готовая встретить все, что ее могло ожидать в загробной жизни. Медив вырос сильным пареньком, но не имел никакого представления о потенциальной мощи силы Тирисфаля, принадлежавшей ему по праву рождения. Саргерас выжидал подходящего момента, когда таящаяся в юноше сила даст о себе знать. Уже будучи подростком, Медив заработал себе популярность среди жителей Азерота своими выдающимися магическими способностями и часто отправлялся на поиски приключений вместе со своими друзьями – принцем Азерота Ллейном и Андуином Лотаром, одним из последних сыновей рода Арати. Трое мальчишек постоянно попадали в переделки, но горожане их очень любили. Когда Медиву было четырнадцать, в нем проснулась великая сила, которая не могла ужиться с дремлющим внутри него духом Саргераса. Медив впал в глубокий сон, продлившийся не один год. Вернувшись к жизни, он обнаружил, что уже повзрослел, а его друзья Ллейн и Андуин стали правителями Азерота. Он желал использовать обретенные силы на благо своей родной земли, но злой дух Саргераса овладел его разумом и направил его на путь злодеяний. Сердце Медива заполняла тьма, и Саргерас был доволен: почти все было готово для его повторного вторжения в этот мир, а последний Страж должен был помочь ему с легкостью осуществить все свои планы.

Глава 6

Когда в Азероте родился Медив, Кил'джеден Искуситель и его последователи из Круговерти Пустоты погрузились в размышления. По приказу своего хозяина Саргераса коварный великий демон готовил зловещие планы по захвату Пылающим Легионом Азерота. На этот раз не должно было быть никаких ошибок. Кил'джеден решил, что нужно ослабить оборону Азерота еще до того, как Легион ступит на его земли. Расы смертных, такие как ночные эльфы и драконы, занятые борьбой с новым врагом, были бы уже неспособны противостоять нашествию Легиона. Именно тогда Кил'джеден обнаружил покрытый густыми зарослями мир Дренора, который мирно парил по бескрайним просторам Великой запредельной тьмы. Дренор, родина поклонявшихся духам орков и миролюбивых дренеев, был миром настолько же безмятежным и тихим, насколько бескрайним. Благородные кланы орков странствовали по необъятным степям и охотились – больше ради развлечения, а дренеи начинали возводить города среди скал и горных вершин. Кил'джеден решил, что, приложив немного усилий, из жителей Дренора можно сделать превосходных солдат для Пылающего Легиона. Из двух рас Кил'джеден выбрал воинственных орков: их было легче привлечь под знамена Легиона. Он околдовал главного шамана орков Нер'зула точно так же, как много лет назад Саргерас подчинил своей воле королеву Азшару. Коварный шаман стал исполнителем воли демона, пробуждая в орках жестокость и жажду сражения. Вскоре он превратил эту миролюбивую расу в жестоких, кровожадных воинов. Нер'зулу и его народу оставалось сделать последний роковой шаг: стать вестниками смерти, полностью посвятив себя войне. Но старый шаман понял, что для орков это означало вечное рабство, и ему удалось не поддаться воле демона. Кил'джедена разозлила непокорность Нер'зула, и он стал искать другого орка, который смог бы заставить свой народ присоединиться к Легиону. Хитрому великому демону удалось-таки найти достойного кандидата – им стал тщеславный ученик Нер'зула, Гул'дан. Кил'джеден пообещал ему невиданную силу в обмен на полное повиновение. Юный орк охотно согласился быть учеником демона и вскоре стал одним из самых могущественных смертных волшебников в истории. Он учил других орков темным искусствам и пытался искоренить их древние ритуалы. Гул'дан показал своим братьям волшебство, которое никто из них никогда не видел, ужасающую мощь, способную повсюду сеять смерть. Стремясь укрепить свою власть над орками, Кил'джеден помог Гул'дану основать тайную секту под названием Совет Теней, чтобы манипулировать кланами и разносить по Дренору слухи о новой колдовской силе. Все больше орков овладевали искусством наложения чар, и безмятежные просторы Дренора окутывал мрак. Со временем бескрайние степи, служившие домом для орков не одно поколение, поблекли и превратились в безжизненные пустоши. Энергия демона медленно убивала этот мир.

Глава 7

Под контролем Гул'дана и Совета Теней орки стали грубыми и жестокими. Они построили огромные арены, где соревновались друг с другом в умении сражаться и убивать. В это время вожди некоторых кланов решили высказать свое негодование по поводу упадка их расы. Одним из таких вождей был Дуротан из клана Северного Волка; он указал оркам на то, что они начали терять контроль над собой и поддаваться гневу и ненависти. Но они были глухи к его предостережениям, да и многие более могущественные вожди, среди которых был Гром Адский Крик из клана Песни Войны, выступили в поддержку новой эры войны и господства. Кил'джеден знал, что уже справился со своей задачей, но хотел быть уверенным в преданности орков. Он дал Совету Теней тайный приказ призвать Маннорота Уничтожителя, живое воплощение ярости и разрушения. Гул'дан собрал вождей кланов и убедил их, что, испив крови Маннорота, они станут непобедимыми. Во главе с Громом Адским Криком все вожди, кроме Дуротана, повиновались и тем самым обрекли себя на вечную службу Пылающему Легиону. Те, кого коснулась ярость Маннорота, пусть не желая того, превратили своих ничего не подозревающих собратьев в таких же рабов, какими стали сами. Орки были обречены на вечную неутолимую жажду крови и обрушивали свою ярость на любого, кто стоял у них на пути. Гул'дан почувствовал, что время пришло, и объединил воюющие кланы в одну неудержимую Орду. Но зная, что все вожди, в первую очередь Адский Крик и Оргрим Молот Рока, начнут борьбу за превосходство, Гул'дан поставил во главу Орды своего вождя-марионетку. На эту роль он выбрал Чернорука Разрушителя, злобного и жестокого орка. Под командованием Чернорука Орда выдвинулась в первый пробный бой против дренеев. Через несколько месяцев Орда истребила почти всех дренеев, живших на Дреноре. Лишь немногие сумели избежать гнева орков. Гул'дан был доволен: его Орда была непобедима. Но он знал, что если им будет не с кем сражаться, непреодолимая жажда крови заставит их убивать друг друга и войско уничтожит само себя. Кил'джеден знал, что Орда, наконец, готова. Орки стали мощнейшей силой Пылающего Легиона. Коварный демон рассказал обо всем своему повелителю, и Саргерас согласился, что час расплаты настал.

Глава 8

Кил'джеден подготавливал Орду к нападению на Азерот, а Медив в это время продолжал сражаться с Саргерасом за свою душу. Король Ллейн, благородный правитель Штормграда, узнал о том, что тьма завладела душой его бывшего друга. Король Ллейн рассказал об этом Андуину Лотару, последнему потомку рода Арати, которого он сделал своим военачальником. Но никто из них не мог предположить, что беда, случившаяся с Медивом, станет причиной столь ужасных событий. В качестве последней награды Саргерас пообещал Гул'дану огромную силу в обмен на его согласие повести Орду на Азерот. Через Медива Саргерас сказал чернокнижнику, что может сделать его богом во плоти, если тот найдет подводную могилу, в которой хранительница Эгвин тысячу лет назад укрыла останки Саргераса. Гул'дан согласился сделать это и решил, что, как только Азерот будет повержен, он направится на поиски легендарной могилы и получит свою награду. Саргерас, уверенный в том, что Орда будет покорно служить ему, приказал начать вторжение. Общими усилиями Медив и волшебники Совета Теней открыли портал межу измерениями – Темный портал. Этот портал позволил армии Дренора попасть на Азерот. Гул'дан послал через портал разведчиков, чтобы они исследовали земли, которые им предстояло завоевать. Вернувшись, они доложили Совету Теней, что можно начать вторжение. Дуротан, по-прежнему уверенный в том, что Гул'дан приведет их народ к гибели, снова высказался против действий волшебников. Храбрый воин сказал, что они уничтожили чистый дух орков и что это безрассудное нападение на Азерот погубит их всех. Гул'дан не мог пойти на риск, убив любимого всеми героя, и был вынужден отправить Дуротана вместе с его кланом Северного Волка в самые отдаленные области нового мира. За изгнанным кланом Северного Волка через портал последовали лишь несколько кланов. Орки быстро развернули базу в Черных Топях, темной болотистой местности на востоке королевства Штормград. Начав исследовать новую территорию, они тут же столкнулись с защитниками Штормграда. Хотя битвы с людьми заканчивались довольно быстро, обе расы успели выяснить сильные и слабые стороны соперников. Ллейну и Лотару не удавалось получить точные сведения о численности орков, и они могли лишь догадываться о том, насколько могуч был их противник. Через несколько лет большая часть Орды перебралась на Азерот, и Гул'дан решил, что настало время нанести сокрушительный удар по человечеству. Орда обрушила всю свою мощь на ничего не подозревающих жителей королевства Штормград. В то время как жители Азерота и Орда бились друг с другом по всему королевству, внутри обеих армий разгорались конфликты. Король Ллейн, убежденный в том, что звероподобные орки не в состоянии завоевать Азерот, упрямо отказывался покидать столицу Штормграда; Лотар же был уверен, что бой следует перенести на территорию, занятую противником, так что ему пришлось выбирать между своими убеждениями и верностью королю. Лотар решил последовать своим инстинктам и, заручившись поддержкой ученика Медива – Кадгара, – пошел на штурм крепости волшебника – Каражана. Кадгару и Лотару удалось победить хранителя, которого они считали причиной всей войны. Убив тело Медива, Лотар и юный Кадгар, сами того не зная, изгнали дух Саргераса в бездну. А праведный дух Медива остался жив… и долгие годы скитался по астральному миру. Хотя Медив был повержен, Орда по-прежнему брала верх над защитниками Штормграда. Но когда победа была уже у Орды в руках, один из самых могучих вождей орков, Оргрим Молот Рока, стал понимать, насколько изменились некогда миролюбивые кланы, жившие на Дреноре. Его старый друг Дуротан, вернувшийся из изгнания, напомнил ему о предательстве Гул'дана. По приказу мстительного Гул'дана Дуротан и вся его семья были убиты, в живых оставили лишь его юного сына. Но Молот Рока не знал о том, что сын Дуротана попал в плен к Адэласу Блэкмуру, одному из командиров армии людей, и стал его рабом.  Именно этому юному орку суждено было стать величайшим вождем в истории своего народа. Оргрим, разгневанный убийством Дуротана, решил освободить Орду от ужасного проклятья и, чтобы стать новым вождем Орды, убил Чернорука, марионетку Гул'дана. Под его твердым руководством безжалостная Орда наконец окружила крепость Штормграда. Король Ллейн сильно недооценил мощь Орды и мог лишь беспомощно смотреть на то, как его королевство рассыпалось под натиском зеленокожих захватчиков. Вскоре и сам король был убит одним из лучших наемных убийц Совета Теней, полуорком Гароной. Лотар и его воины, возвращавшиеся из Каражана, надеялись остановить кровопролитие и спасти свою некогда славную родину. Но было слишком поздно: когда они вернулись, их королевство лежало в руинах. Орда опустошала деревни и захватывала близлежащие земли. Лотар и его войско, вынужденные скрываться от врагов, поклялись вернуть свою родину любой ценой.

Глава 9

После битвы в крепости Штормграда лорд Лотар собрал остатки армий Азерота и организовал отступление к берегам северного королевства Лордерона. Главы семи человеческих народов решили, что если Орду не остановить, то она уничтожит все человечество, и создали союз, позже получивший название Лордеронский Альянс. В первый раз за почти три тысячи лет разрозненные народы Аратора объединились под одним знаменем. Лорд Лотар был назначен главнокомандующим войск Альянса и начал подготовку своих воинов к нашествию Орды. При поддержке своих помощников Утера Светоносного, адмирала Даэлина Праудмура и Туралиона, Лотар убедил получеловеческие народы Лордерона в необходимости противостоять надвигающемуся вторжению. Альянс также смог заручиться поддержкой дворфов из Стальгорна и некоторых высших эльфов из Кель'Таласа. Эльфы под предводительством Анастериана Солнечного Скитальца не хотели вмешиваться в предстоящий конфликт. Но они не могли отказать Лотару – последнему из рода Арати, который поддерживал их в прошлом. Орда под предводительством вождя Молота Рока привела под свои знамена огров из родного Дренора и лесных троллей Амани. Продолжая свое наступление, Орда легко подавила сопротивление дворфов из королевства Каз Модан и южных областей Лордерона. Грандиозные битвы Второй войны сотрясали море и воздух. Каким-то образом Орде удалось завладеть могущественным артефактом – Душой Демона – и с его помощью подчинить себе Алекстразу, древнюю королеву драконов. Угрожая уничтожить отложенные ею яйца, Орда заставила Алекстразу отправить своих детей на войну. Благородные красные драконы были вынуждены сражаться на стороне Орды, и сражались они превосходно. Война бушевала на просторах Каз Модана, Лордерона и самого Азерота. Свирепая Орда сожгла дотла пограничные земли Кель'Таласа, после чего эльфы наконец-таки присоединились к Альянсу. Война разрушила и разорила некогда процветавшие города Лордерона. Несмотря на превосходящие силы врага, Лотар и его союзники сумели сдержать наступление Орды. Но в последние дни Второй войны, когда победа Орды казалась уже неизбежной, между двумя самыми могучими орками Азерота возникли небывалые раздоры. Когда Молот Рока готовился к решающей атаке на столицу Лордерона, которая должна была сокрушить последние силы Альянса, Гул'дан и его сторонники покинули остальное войско и отправились в море. Из-за предательства Гул'дана Молот Рока потерял почти половину своих воинов и был вынужден отступить, выпустив из рук столь близкую победу над Альянсом. Жаждавший могущества, Гул'дан отправился на поиски подводной Гробницы Саргераса, где он надеялся раскрыть тайну абсолютной силы. Гул'дан уже обрек своих воинов на вечное рабство в Пылающем Легионе и о своем долге перед Молотом Рока он беспокоился меньше всего. С помощью кланов Бушующего Шторма и Сумеречного Молота Гул'дану удалось поднять Гробницу Саргераса с морского дна. Но когда он открыл древний склеп, его встретили полчища обезумевших демонов. Молот Рока желал наказать своенравных орков за столь дерзкое предательство и послал своих воинов убить Гул'дана и вернуть остальных изменников. Обезумевшие демоны, которых столь опрометчиво освободил Гул'дан, разорвали его на клочки. Потеряв своего командира, воины тотчас сдались на милость войска Молота Рока. Несмотря на то что восстание было подавлено, Орде не удалось оправиться от ужасных потерь. Предательство Гул'дана не только придало Альянсу уверенности, но и обеспечило им время на перегруппировку и подготовку к ответной атаке. Видя, что Орда раскалывается изнутри, лорд Лотар собрал последние силы и отбросил Молота Рока на юг, к центру Штормграда. Там войска Альянса окружили Орду в вулканической крепости Пика Черной горы. Лотар пал в этой битве, но один из его командиров, Туралион, в последний момент взял на себя командование войском и заставил Орду отступить к бескрайнему Болоту Печали. Войскам Туралиона удалось уничтожить Темный портал – волшебный портал в родной мир орков, Дренор. Орда, лишенная подкрепления и разрываемая на части внутренней враждой, наконец, пала перед мощью Альянса. Орки со всего мира были собраны вместе и помещены в лагеря для военнопленных. Но, хотя с Ордой было покончено, многие сомневались, что мир удастся сохранить надолго. Кадгар, ставший верховным магом, убедил глав Альянса построить Крепость Стражей Пустоты, чтобы охранять руины Темного портала и не допустить повторного вторжения из Дренора.

Глава 10

Опустошительная Вторая война против орочьей орды оставила Альянс Лордерона в потрясении и беспорядке. Кровожадные орки, которых возглавлял могущественный вождь, Оргрим Молот Рока, не только силой проложили себе путь через дворфийские земли Каз Модана, но и стерли с лица земли множество центральных провинций Лордерона. Жестокие орки разграбили даже отдаленное эльфийское королевство Кель'Талас, прежде чем их разрушительный поход был остановлен. Армии Альянса под предводительством сэра Андуина Лотара, Утера Светоносного и адмирала Даэлина Праудмура отбросили орков к югу, в разоренные земли Азерота – первого королевства, павшего под яростным напором орков. Силам Альянса под командованием сэра Лотара удалось оттеснить кланы, которыми предводительствовал Молот Рока, из Лордерона обратно в подконтрольные оркам области Азерота. Войска Лотара окружили вулканическую орочью цитадель – Пик Черной горы – и осадили ее. В последней отчаянной попытке Молот Рока и его командиры храбро ринулись в атаку с Пика и схлестнулись с паладинами Лотара прямо посреди Пылающих степей. Молот Рока и Лотар сошлись в яростном бою, который изрядно измотал обоих могучих бойцов. И хотя Оргрим в итоге смог одолеть Лотара, смерть прославленного героя не возымела того эффекта, на который надеялся орочий вождь. Туралион, наиболее приближенный к Лотару командир, поднял его окровавленный щит и призвал своих пораженных горем собратьев нанести со всей яростью ответный удар. Под истрепанными знаменами Лордерона и Азерота воинство Туралиона разбило почти всю армию Молота Рока в славной, но жестокой сече. Потрепанным и обескровленным оркам оставалось лишь спешно сбежать в последний оплот орочьей силы – в Темный портал. Туралион и его воины гнались за остатками войска орков по зловонному Болоту Печали в мрачные Выжженные земли, где стояли Темный портал. Там, у подножия колоссального портала, обессиленная Орда и измотанный Альянс схлестнулись в схватке – той, что должна была стать последней, самой кровавой битвой Второй войны. Орки, уступавшие противнику числом и обезумевшие от собственной жажды крови, пали пред гневом Альянса. Молот Рока был взят в плен и препровожден обратно в Лордерон, как и его разбитые кланы.

Глава 11

Адэлас Блэкмур, руководитель всех лагерей для военнопленных, наблюдал за орками из своей крепости Дарнхольд. Один из орков пользовался его особым вниманием: молодой сирота, пойманный почти восемнадцать лет назад. Блэкмур воспитал орчонка как своего раба, назвал его Траллом и обучил тактике, философии и фехтованию. Тралл даже пробовал себя в качестве гладиатора. Блэкмур пытался сделать из юного орка орудие убийства. Несмотря на тяжелое детство, Тралл вырос сильным и умным орком; он осознавал, что участь раба – не для него. Повзрослев, он узнал многое об истории своего народа, представителей которого он почти не видел: после поражения в войне практически все орки попали в лагеря для военнопленных. Ходили слухи, что вождю Молоту Рока удалось бежать из Лордерона. И лишь один клан орков все еще оставался на свободе, скрываясь от бдительных глаз Альянса. Находчивый, но неопытный Тралл решил бежать от Блэкмура и отправиться на поиски своих собратьев. Путешествуя от одного лагеря к другому, Тралл обнаружил, что некогда могучие и воинственные орки превратились в совершенно безжизненных существ. Не сумев найти среди них могучих воинов, о которых он так много слышал, Тралл отправился искать последнего непобежденного вождя Грома Адского Крика. Несмотря на постоянные преследования со стороны людей, душа Адского Крика была по-прежнему полна неутолимой жажды боя. Вместе со своим верным кланом Песни Войны он продолжал партизанскую войну против поработителей своего народа. К несчастью, он так и не нашел способ вернуть пленным оркам их жизненную энергию. Юного Тралла завораживал идеализм Адского Крика и воинские традиции Орды. В поисках правды о своих предках Тралл отправился на север, где обнаружил легендарный клан Северного Волка. Там ему рассказали, как Гул'дан отправил Северного Волка в изгнание в самом начале Первой войны. Тралл также узнал, что он – сын и наследник храброго орка Дуротана, вождя Северного Волка, погибшего на этих пустынных просторах почти двадцать лет назад. Под руководством мудрого шамана Дрек'Тара Тралл изучил древнюю культуру своего народа, которая была почти полностью забыта при правлении коварного Гул'дана. Со временем Тралл сам стал могучим шаманом и занял свое законное место вождя клана. Исполненный силы самих стихий, Тралл отправился в путь, чтобы освободить свой народ и снять с него демоническое проклятие. В ходе своих путешествий Тралл встретил старого вождя Оргрима Молота Рока, который долгие годы жил отшельником. Молот Рока был близким другом отца Тралла. Он решил помочь юному орку освободить плененные кланы. При поддержке опытных воинов Траллу удалось вернуть Орду к жизни и стать ее духовным учителем. Символом перерождения орков стал поход Тралла на крепость Дарнхольд и освобождение из лагерей всех пленных; зловещим планам Блэкмура не суждено было сбыться. Но эта победа далась дорогой ценой: во время осады одного из лагерей в бою погиб Молот Рока. Тралл взял легендарный боевой молот Молота Рока и надел свои черные доспехи; теперь он стал новым предводителем Орды. Следующие несколько месяцев его маленькое неуловимое войско совершало набеги на лагеря военнопленных Альянса; войско Альянса было бессильно против него. Под руководством своего лучшего друга и наставника, Грома Адского Крика, Тралл делал все возможное, чтобы его народ никогда больше не испытал на себе гнета рабства.

Глава 12

Когда последние очаги войны были ликвидированы, Альянс предпринял жесткие меры для предотвращения угрозы со стороны орков. На юге Лордерона были построены несколько лагерей специально для пленных орков. Лагеря, охраняемые паладинами и опытными воинами Альянса, успешно справились со своей задачей. Пленные орки жаждали сражений, но начальники лагерей, обосновавшиеся в крепости-тюрьме Дарнхольде, поддерживали среди них видимость порядка и спокойствия. Тем временем в дьявольском мире Дренора новая армия орков готовилась к нападению на ничего не подозревающий Альянс. Бывший наставник Гул'дана Нер'зул собирал оставшиеся кланы орков под своими знаменами. С помощью клана Призрачной Луны он намеревался открыть на Дреноре несколько порталов, позволяющих Орде проникнуть в новые нетронутые миры. Чтобы добыть энергию, необходимую для порталов, ему нужно было несколько мощных артефактов с Азерота. Нер'зул снова открыл Темный портал и послал туда своих верных слуг, чтобы они нашли эти артефакты. Новая Орда, возглавляемая такими опытными вождями, как Гром Адский Крик и Килрогг Мертвый Глаз (из клана Кровавой Глазницы), застала врасплох войска Альянса и напала на близлежащие деревни. Под командованием Нер'зула орки быстро добыли нужные артефакты и вернулись обратно на Дренор. Король Лордерона Теренас, уверенный в том, что орки готовят новое нашествие, созвал к себе своих самых преданных военачальников. Он приказал генералу Туралиону и верховному магу Кадгару, возглавить поход сквозь Темный портал, чтобы раз и навсегда разделаться с орками. Силы Туралиона и Кадгара вторглись в Дренор и вступили в сражение с войсками Нер'зула на Полуострове Адского Пламени. Но даже при поддержке высшего эльфа Аллерии Ветрокрылой, дворфа Курдрана Громового Молота и опытного воина Даната Троллебоя Кадгар не смог помешать Нер'зулу открыть порталы в другие миры. Нер'зулу, наконец, удалось открыть порталы, но он даже не предполагал, какую цену придется за это заплатить. Колоссальная энергия порталов начала буквально разрывать Дренор на части. Мир орков рушился, и войска Туралиона отчаянно пытались добраться до портала, чтобы вернуться домой. Гром Адский Крик и Килрогг Мертвый Глаз поняли, что безумные планы Нер'зула вот-вот погубят весь их народ, и, собрав всех оставшихся орков, отправились искать спасение в Азероте. Туралион и Кадгар решили героически принести себя в жертву, разрушив Темный портал со стороны Дренора. Их жизни и жизни их воинов – немалая цена за разрушение портала, но они понимали, что это единственный шанс спасти Азерот. Адский Крик и Мертвый Глаз успели пройти через Темный портал навстречу своей свободе, и через мгновение он взорвался за их спинами. Для них и остальных орков в Азероте пути назад больше не было. Нер'зул и верный ему клан Призрачной Луны прошли через самый большой из открытых ими порталов, в то время как извержения вулканов начали разрывать континенты Дренора на части. Кипящие моря вознеслись к небу и обрушились на землю: мир орков исчез во всепоглощающем пламени гигантского взрыва.

Глава 13

Шли месяцы, и все больше орков попадали в лагеря для военнопленных. В них стало не хватать места, и Альянс был вынужден строить новые лагеря на равнинах к югу от Альтеракских гор. Чтобы содержать их, королю Теренасу пришлось ввести новые налоги. Эти налоги и постоянные споры по поводу границ вызвали недовольство среди населения. Казалось, что хрупкий союз, который люди заключили в тяжелый час, может развалиться в любой момент. Среди политической неразберихи многие начальники лагерей стали замечать изменения в поведении пленных орков. Число попыток побега и даже драк между заключенными резко уменьшилось. Орки стали спокойными и безразличными. Это было невероятно, но орки, некогда считавшиеся самой воинственной расой, ступавшей на земли Азерота, потеряли желание сражаться. Они становились все более вялыми, чем совершенно сбили с толку предводителей Альянса. Некоторые считали, что виной этому какое-то заболевание, которому подвержены только орки. Но верховный маг Антонидас из Даларана предложил другое объяснение. Изучив те немногие материалы по истории орков, которые ему удалось найти, Антонидас узнал, что несколько поколений этого народа находилось под влиянием демонов. Он полагал, что орки подверглись пагубному влиянию еще до первого вторжения на Азерот. Демоны ввели что-то в их кровь, и те стали невероятно сильны, выносливы и агрессивны. Антонидас предположил, что спокойствие орков вызвано не болезнью, а отсутствием черной магии, которая превращала их в грозных и безжалостных воинов. Несмотря на то что причина стала ясна, Антонидасу не удалось найти лекарства, чтобы вывести орков из этого состояния. Кроме того, многие маги и некоторые лидеры Альянса полагали, что пытаться излечить орков – не самая благоразумная идея. Размышляя над проблемой, Антонидас пришел к выводу, что лекарство для орков, каким бы оно ни было, должно врачевать душу, а не тело.

Глава 14

Всего через несколько месяцев после завершения строительства Крепости Стражей Пустоты вся энергия Темного портала слилась воедино и открылся новый проход на Дренор. Оставшиеся кланы орков под предводительством старого шамана Нер'зула вновь напали на Азерот. Собираясь украсть ряд магических артефактов, которые должны были увеличить могущество Нер'зула, орки планировали открыть несколько новых порталов на Дреноре, которые позволили бы им навсегда покинуть свой обреченный мир. Король Теренас из Лордерона, будучи уверенным, что Нер'зул замышляет новое нападение на силы Альянса, послал свои войска на Дренор, чтобы раз и навсегда покончить с орочьей угрозой. Силы Альянса, ведомые Кадгаром и генералом Туралионом, сошлись с орками среди пылающих земель. Даже с помощью Аллерии из числа высших эльфов, дворфа Курдрана и опытного воина Даната Кадгар не смог помешать Нер'зулу открыть врата в другие миры. Чудовищные магические штормы, вызванные скапливающейся энергией портала, начали разрывать опустошенный мир на части. Нер'зул, за которым пошли лишь самые преданные его слуги, смог убежать через один такой портал, пока Кадгар отчаянно сражался, чтобы вернуть своих товарищей в Азерот. Поняв, что они окажутся в ловушке в этом гибнущем мире, Кадгар и его спутники приняли самоотверженное решение уничтожить Темный портал, чтобы Азерот не пострадал от кошмарного разрушения Дренора. Конечно, героям удалось разрушить портал и спасти Азерот, но сумели ли они выжить среди предсмертных мук Дренора – остается загадкой.

Глава 15

Тем временем остатки Орды боролись за выживание в истерзанных войной южных землях. Гром Адский Крик со своим кланом Песни Войны сумел избежать плена, а вот клан Кровавой Глазницы в полном составе, вместе с вождем Мертвым Глазом, был заключен в лордеронские лагеря для военнопленных. Последовала череда бунтов, но начальникам лагерей вскоре удалось восстановить порядок среди заключенных. Но втайне от Альянса большая группа орков продолжала странствовать по пустошам Каз Модана. Клан Драконьей Пасти, возглавляемый коварным чернокнижником Некросом, с помощью могущественного артефакта под названием "Душа Демона" подчинил себе королеву драконов Алекстразу и ее подданных. Удерживая королеву в заложниках, Некрос собрал тайную армию в заброшенной цитадели Громового Молота, которую многие считали проклятой. Планируя нанести удар Альянсу силами своей армии и могучих красных драконов, Некрос надеялся вновь объединить Орду и продолжить завоевание Азерота. Но его надеждам не суждено было сбыться: небольшая группа бойцов сопротивления, возглавляемая магом Ронином, смогла уничтожить Душу Демона и освободить королеву драконов. Разъяренные драконы Алекстразы разрушили Грим Батол и сожгли большую часть орков Драконьей Пасти. Грандиозные планы Некроса рухнули; войска Альянса окружили уцелевших орков и заключили их в лагерь для военнопленных. Поражение Драконьей Пасти ознаменовало конец Орды и кровожадности орков.

0

3

Часть 3

Глава 1

Нер'зул и его последователи оказались в Круговерти Пустоты, астральной среде между мирами, разбросанными по Великой запредельной тьме. К несчастью, там его поджидал Кил'джеден со своими воинами-демонами. Кил'джеден, поклявшийся отомстить Нер'зулу за его неповиновение, медленно терзал старого шамана, разрывая на части его тело. Кил'джеден не давал духу шамана умереть, заставляя его в полной мере чувствовать ужасную боль, которую ему причинял. Нер'зул умолял демона послать ему смерть, но тот был непреклонен: он сказал, что Кровавый договор, который они очень давно заключили, все еще в силе, и Нер'зул еще должен был сослужить демону службу. Орки оказались неспособны завоевать мир для Пылающего Легиона, и Кил'джеден был вынужден создать новую армию, чтобы сеять хаос в королевствах Азерота. Эта армия не должна была пасть жертвой глупой вражды, подобно Орде. Она должна была быть беспощадной и преданной своему повелителю. В этот раз Кил'джеден не мог позволить себе потерпеть поражение. Кил'джеден поставил беспомощный дух Нер'зула перед последним выбором между службой Легиону и вечными муками. И вновь Нер'зул принял условия демона. Кил'джеден заточил его душу в глыбу прочного как алмаз льда, собранного в самых дальних пределах Круговерти Пустоты. Заточенный в ледяной тюрьме Нер'зул почувствовал, что возможности его разума возросли тысячекратно. Наделенный огромной силой демона, он стал невероятно могущественным духом. В этот момент орк по имени Нер'зул перестал существовать, и на свет явился Король-лич. Рыцари смерти и последователи клана Призрачной Луны, верные Нер'зулу, также подверглись трансформации: их разорвали на части, а затем превратили в костяных Королей Мертвых. Демоны позаботились о том, чтобы даже после смерти последователи Нер'зула беспрекословно служили ему. Когда пришло время, Кил'джеден объяснил Королю-личу, зачем тот был создан. Нер'зул должен был распространить в Азероте смертоносную чуму, которая истребила бы расу людей. Заразившиеся этой чумой умирали и превращались в нежить, отдавая свои души во власть железной воли Нер'зула. В случае успеха миссии по истреблению людей Кил'джеден пообещал Нер'зулу свободу от проклятия и новое здоровое тело. Несмотря на то что Нер'Зул согласился сыграть свою роль, Кил'джеден не был уверен в его преданности. Удерживая дух Короля-лича в заточении, демон мог не беспокоиться о его покорности, но, тем не менее, он предпочел не оставлять его без присмотра. Для этого Кил'джеден приставил к Нер'Зулу своих лучших демонов-стражников, повелителей ужаса, чтобы те охраняли его и следили за тем, чтобы он выполнил свою жуткую миссию. Самому могучему и коварному из повелителю ужаса, Тихондрию, это задание пришлось по душе: его завораживала смертоносная сила чумы и небывалая мощь Короля-лича.

Глава 2

Кил'джеден отправил Нер'зула обратно на Азерот. Его ледяная тюрьма пронеслась по ночному небу и упала на заснеженный северный континент Нордскол, погрузившись глубоко в ледник Ледяной Короны. После падения кристалл принял форму трона, а дух Нер'зула, заключенный в нем, вскоре пробудился. Из глубин Ледяного Трона Нер'зул направил свой могучий разум ко всем обитателям Нордскола. Без особых усилий он подчинил своей воле многих существ, включая ледяных троллей и свирепых вендиго. Силы его духа были практически безграничны, и с их помощью он создал небольшую армию, которую собрал в бесконечных лабиринтах Ледяной Короны. Совершенствуя свои навыки под неусыпным надзором повелителей ужаса, Король-лич вскоре сумел дотянуться до небольшого поселения людей на самом краю Драконьего Погоста. На нем Нер'зул и решил испытать свои силы. Нер'зул выпустил на просторы ледяной пустыни чуму нежити, зародившуюся глубоко внутри Ледяного Трона. Направляя ее силами одного лишь разума, он привел ее в поселение людей. Спустя три дня все его жители погибли, но вскоре восстали, превратившись в ужасных зомби. Нер'зул чувствовал их мысли и настроения так же ясно, как свои. Яростный диссонанс чужих душ, наполнивший разум бывшего шамана, еще более увеличил его силу. Нер'зул буквально пожирал души умерших. Но вскоре контроль над зомби наскучил Нер'зулу – слишком уж это было просто. Следующие месяцы он провел, испытывая чуму нежити на оставшихся людях Нордскола, пока не поработил их всех. Армия нежити росла с каждым днем, и он понял, что пришло время для настоящего испытания.

Глава 3

Пока Тралл был занят освобождением своих собратьев в Лордероне, Нер'зул продолжал строить базу в Нордсколе. Над Ледяной Короной он возвел огромную крепость, в которой трудились легионы мертвецов. Но нашлась одна империя, готовая противостоять растущему могуществу Короля-лича. Из древнего подземного королевства Азжол-Неруб, основанного расой зловещих пауков-гуманоидов, был послан элитный отряд воинов. Они должны были напасть на Ледяную Корону и остановить помешанного на абсолютном господстве Короля-лича. К своему разочарованию, Нер'зул обнаружил, что воины Неруба невосприимчивы не только к чуме, но и к его телепатии. В распоряжении пауков-повелителей Неруба имелось немалое войско и сеть подземных тоннелей, простирающихся почти на половину территории Нордскола. Они нападали небольшими отрядами, и это не позволяло Королю-личу разделаться с ними раз и навсегда. В конце концов Нер'зулу удалось победить в этой войне, нанеся сокрушительный удар по воинам Неруба. Вместе со зловещими повелителями ужаса и огромной армией нежити Король-лич напал на Азжол-Неруб и обрушил их подземные храмы на головы пауков-повелителей. Несмотря на невосприимчивость воинов Неруба к чуме, Нер'зулу удалось воскресить пауков-воинов и подчинить их своей воле. Нер'зул отдал дань уважения их силе и храбрости, позаимствовав их необычный архитектурный стиль для строительства своих крепостей и сооружений. Избавившись от всех противников, Король-лич мог, наконец, приступить к выполнению своей истинной миссии в этом мире. Он устремил свои помыслы к землям людей, выискивая тех, в чьих душах скрывалась тьма, тех, кто слышал его зловещий зов…

Глава 4

Немало могущественных людей услышали зов Короля-лича из Нордскола. Среди них оказался Кел'Тузад, верховный даларанский маг, один из старейшин Кирин-Тора, совета Даларана. В течение многих лет его считали отступником за желание изучать запретные искусства некромантии. Он хотел знать как можно больше о мире магии и темных чудес, но ограниченность и старомодность взглядов коллег разочаровывала его. Когда верховный маг услышал таинственный голос из Нордскола, он приложил все свои силы, чтобы ответить на этот зов. Кел'Тузад был убежден, что Кирин-Тор слишком слаб, чтобы овладеть силой и знаниями, заключенными в темных искусствах, и поэтому сам решил стать учеником могущественного Короля-лича. Кел'Тузад оставил учение Кирин-Тора и навсегда покинул Даларан, отказавшись от всех своих богатств и высокого положения в обществе. Повинуясь голосу Короля-лича, звучащему в его мыслях, он продал все, что у него было, и спрятал свои богатства. Он проделал долгий путь по суше и морю – и наконец достиг ледяных берегов Нордскола. В намерении добраться до Ледяной Короны и предложить свою службу Королю-личу, верховный маг миновал опустошенные войной земли Азжол-Неруба. Кел'Тузад своими глазами увидел, насколько могучим и яростным был Нер'зул. Он начал осознавать, сколь мудрым было его решение вступить в союз с загадочным Королем-личом и какие плоды этот союз мог принести. После долгих месяцев блуждания по суровым снежным пустошам Кел'Тузад, наконец, добрался до Ледяной Короны. Он смело подошел к темной крепости Нер'зула, и, к его удивлению, стражники-нежить молча расступились – так, словно мага здесь ждали. Кел'Тузад спустился глубоко под замерзшую землю и добрался до сердца ледника. Там, в бесконечных ледяных пещерах, он преклонился перед Ледяным Троном и преподнес свою душу темному повелителю нежити. Король-лич был доволен новобранцем. Он пообещал Кел'Тузаду бессмертие и невиданную силу в обмен на преданность и покорность. Кел'Тузад жаждал получить эту силу и знание темных искусств и с радостью принял свою первую великую миссию – отправиться в мир людей и основать новую религию, последователи которой должны поклоняться Королю-личу как богу. Чтобы Кел'Тузаду было легче справиться со своим заданием, Нер'зул оставил ему человеческую внешность. Престарелому, но тем не менее умевшему привлечь к себе сторонников магу предстояло использовать свой дар убеждения и иллюзии, чтобы внушить угнетенным жителям Лордерона веру и надежду. После этого он должен был показать им, насколько лучше они могли бы жить под властью нового короля. Кел'Тузад вернулся в Лордерон в новом обличии и через три года, благодаря богатству и уму, собрал вокруг себя тайное братство. Это братство, которое он назвал Культом Проклятых, обещало всем своим служителям абсолютное равенство и вечную жизнь в Азероте в обмен на службу и покорность Нер'зулу. Шли месяцы; к Кел'Тузаду приходили все новые и новые приверженцы Культа Проклятых. Кел'Тузад на удивление легко добился своей цели: многие потеряли веру в Священный Свет и стали поклоняться темному владыке Нер'зулу. Культ Проклятых становился все более влиятельным, но благодаря Кел'Тузаду власти Лордерона все еще не замечали перемен… Довольный успехами Кел'Тузада в Лордероне, Король-лич готовился к нападению на людскую цивилизацию. Нер'зул поместил сгустки энергии чумы в передвижные артефакты, именовавшиеся котлами чумы, и приказал Кел'Тузаду перенести их в Лордерон, где их нужно было спрятать в селениях последователей Культа. Котлы должны были находиться под охраной служителей Культа, а впоследствии использоваться в качестве источников чумы, разносящих по всем деревням и городам на севере Лордерона. План Короля-лича сработал идеально. Многие северные деревни чума поразила почти мгновенно. Как и в Нордсколе, жители, заразившиеся чумой, умирали и восставали из мертвых верными рабами Короля-лича. Члены Культа, созданного Кел'Тузадом, добровольно желали умереть и стать слугами своего темного повелителя. Они жаждали получить бессмертие через нежизнь. По мере распространения чумы северные земли наводняли полчища беспощадных зомби. Кел'Тузад назвал новую армию Плетью Короля-лича. Этой армии предстояло покорить Лордерон и стереть человечество с лица земли.

Глава 5

После долгих месяцев приготовлений Культ Проклятых под предводительством Кел'Тузада нанес первый удар, выпустив чуму на земли Лордерона. Утер и его паладины обследовали зараженные территории в надежде найти способ остановить чуму; но, несмотря на все их старания, болезнь продолжала распространяться, угрожая полностью уничтожить Альянс. Полчища нежити продолжали свое шествие по землям Лордерона, и принц Артас, единственный сын Теренаса, решил выступить против них. Артасу удалось убить Кел'Тузада, но ряды нежити пополнялись с каждым павшим солдатом, защищавшим свои земли. Враги казались непобедимыми, и Артас впал в отчаяние; ему пришлось идти на крайние меры. В конце концов он узнал от солдат, что начал терять свои человеческие качества. Страх и решимость Артаса привели его к погибели. Он желал уничтожить угрозу своей земле и ради этого добрался до источника чумы в Нордсколе, но сам пал жертвой могущества Короля-лича. Надеясь спасти свой народ, Артас взял в руки проклятый рунический клинок, Ледяную Скорбь. Меч дал Артасу невиданную силу, но забрал его душу, превратив принца в одного из самых могущественных рыцарей смерти, подданных Короля-лича. Потеряв душу и рассудок, Артас возглавил Плеть и повел армию против своего собственного королевства. Артас убил своего отца, короля Теренаса, и бросил поверженное королевство Лордерон к ногам Короля-лича.

Глава 6

Хотя Артас сокрушил всех, кого теперь считал своими врагами, его не переставал преследовать дух Кел'Тузада. Призрак сказал, что Артас должен помочь вернуть его к жизни, чтобы продолжить выполнение плана Короля-лича. Для этого Артас должен был принести останки Кел'Тузада к волшебному Солнечному Колодцу, сокрытому в королевстве высших эльфов Кель'Таласе. Войско Плети под предводительством Артаса вторглось в Кель'Талас и окружило немногочисленную армию эльфов. Сильвана Ветрокрылая, предводительница ледопытов Луносвета, храбро вступила в неравный бой с врагом, но Артас истребил всю армию высших эльфов и добрался до Солнечного Колодца. В подтверждение своего превосходства безжалостный Артас воскресил Сильвану как банши, чтобы она вечно служила поработителю Кель'Таласа. Затем Артас погрузил останки Кел'Тузада в священные воды Солнечного Колодца. Могучие воды Вечности были осквернены этим злодеянием, но Кел'Тузад воскрес и вернулся в этот мир могущественным личом. Кел'Тузад, чьи силы теперь многократно возросли, объяснил, в чем состоял следующий этап плана Короля-лича. Когда Артас со своей армией нежити повернул на юг, в землях Кель'Таласа уже не осталось ни одного живого эльфа. Славного королевства высших эльфов, просуществовавшего более девяти тысяч лет, больше не существовало.

Глава 7

Как только Кел'Тузад вернулся к жизни, Артас повел Плеть на юг, к Даларану. Там лич должен был найти книгу заклинаний Медива и с ее помощью вернуть в этот мир Архимонда. После этого Архимонд должен был возглавить Легион и повести его в решающий бой. Даже волшебники Кирин-Тора не смогли помешать Артасу завладеть книгой Медива, и Кел'Тузаду оставалось лишь прочесть заклинание. Спустя десять тысяч лет могучий демон Архимонд вновь ступил на Азерот. Но в Даларне их путешествие не закончилось. По приказу самого Кил'джедена Архимонд и его демоны последовали за Плетью в Калимдор, чтобы уничтожить Нордрассил, Древо Жизни. Среди всего этого хаоса появился таинственный пророк, который стал для смертных спасителем и наставником. Этим пророком оказался не кто иной, как сам Медив, последний Страж, чудесным образом вернувшийся из Бездны, чтобы искупить все свои грехи. Медив поведал Орде и Альянсу о смертельной опасности, которая им грозит, и убеждал их объединить свои силы. Орки и люди, враждовавшие не одно поколение, не хотели и слушать его. Медиву пришлось общаться с каждой расой по отдельности, обманом заставить их пересечь море и ступить на легендарную землю Калимдора. Вскоре орки и люди обнаружили скрывавшуюся долгое время цивилизацию калдорай. Орков, отправившихся в путь через Степи Калимдора под предводительством Тралла, преследовали неудачи. Они заключили союз с Кэрном Кровавым Копытом и его могучими тауренами-воинами, но при этом многих орков стала одолевать жажда крови, мучившая их на протяжении многих лет. Гром Адский Крик, лучший лейтенант Тралла, предал Орду и позволил своим самым низменным инстинктам взять верх над собой. Пробираясь через Ясеневый лес, Адский Крик и его верные воины Песни Войны наткнулись на древних ночных эльфов-Часовых. Полубог Кенарий решил, что орки вновь возжаждали войны, и хотел прогнать их из своих земель. Но Адский Крик со своими воинами, преисполненные сверхъестественной ярости и злобы, убили Кенария и осквернили древние леса. В конечном итоге Адский Крик сумел восстановить свою честь, победив вместе с Траллом Маннорота – демона, обрекшего орков на вечную жажду крови. Смерть Маннорота положила конец ужасному проклятию орков. В то время как Медив пытался убедить орков и людей в необходимости объединить силы, ночные эльфы сами боролись с Легионом. Тиранда Шелест Ветра, бессмертная верховная жрица ночных эльфов-часовых, отчаянно сражалась с демонами и мертвецами, чтобы не дать им захватить Ясеневый лес. Тиранда поняла, что одной ей не справиться, и велела пробудить друидов ночных эльфов от многовекового сна, чтобы просить их о помощи. Призвав на помощь Малфуриона Ярость Бури, свою давнюю любовь, Тиранда укрепила оборону и вынудила Легион отступить. Малфурион заставил саму природу восстать против армий Легиона и Плети. В поисках друидов, которых еще не удалось пробудить, Малфурион наткнулся на древнюю тюрьму, в которой он заточил своего брата Иллидана. Тиранда освободила его в надежде, что он присоединится к ним в битве с Легионом. Некоторое время Иллидан помогал им, но затем бежал, решив, что личные цели для него важнее. Ночные эльфы собрались с силами и, полные решимости, вступили в сражение с Пылающим Легионом. Легион всегда желал завладеть Источником Вечности, который питал Древо Жизни и был сердцем королевства ночных эльфов. Если бы Легиону удалось захватить Древо, демоны могли бы в буквальном смысле разорвать мир на части.

Глава 8

Во время атаки Легиона на Ясеневый лес Иллидан был освобожден из своей тюрьмы, где он провел в заточении десять тысяч лет. Сначала Иллидан пытался помочь своим товарищам, но вскоре он принял свое истинное обличие и поглотил энергию могущественного волшебного артефакта под названием Череп Гул'дана. Череп Гул'дана дал Иллидану демонический облик и огромную силу. Кроме того, он получил часть воспоминаний Гул'дана, главным образом о Гробнице Саргераса – подземелье на острове, где, по слухам, находились останки Титана Мрака Саргераса. Вновь получив силу и возможность свободно странствовать по миру, Иллидан отправился на поиски своей судьбы; но на этом пути он столкнулся с Кил'джеденом, который сделал Иллидану предложение, от которого тот не мог отказаться. Кил'джеден был разгневан поражением Архимонда у горы Хиджал, но ему предстояли более важные дела, чем отмщение. Кил'джеден понимал, что Король-лич, его собственное творение, достиг слишком большого могущества, и управлять им уже невозможно, а потому он приказал Иллидану убить Нер'зула, уничтожив Плеть раз и навсегда. Взамен он пообещал Иллидану невиданную силу и почетное место среди повелителей Пылающего Легиона. Иллидан согласился и тотчас отправился на поиски Ледяного Трона, чтобы уничтожить этот ледяной сосуд, в котором хранилась душа Короля-лича. Иллидан знал, что для этого ему понадобится могущественный артефакт. Использовав знания, перешедшие к нему с воспоминаниями Гул'дана, Иллидан отправился к Гробнице Саргераса за останками Титана Мрака. Иллидан потревожил своих старых должников высокорожденных и выманил из подводных убежищ змееподобных существ – наг. Наги во главе с леди Вайш помогли Иллидану добраться до Таинственных островов, где, по слухам, находилась Гробница Саргераса. Когда Иллидан, сопровождаемый нагами, отправился в путь, его начала преследовать Майев Песнь Теней. Майев была тюремным стражником Иллидана десять тысяч лет и страстно желала вернуть его в заточение. Но Иллидан, перехитрив Майев и ее Смотрящих, сумел завладеть Оком Саргераса. Найдя могущественное Око, Иллидан отправился в бывший город волшебников – Даларан. Забрав энергию силовых линий города, Иллидан воспользовался Оком, чтобы нанести магический удар по цитадели Ледяной Короны в далеком Нордсколе. Этот удар сокрушил защиту Короля-лича и поставил под угрозу саму крышу мироздания. В последний момент разрушительное заклятие Иллидана было остановлено, когда его брат Малфурион и жрица Тиранда пришли на помощь Майев. Зная, что Кил'джеден будет недоволен его неудавшейся попыткой разрушить Ледяной Трон, Иллидан бежал в безжизненный мир, называемый Запределье: последние остатки Дренора, бывшей родины орков. Там он хотел укрыться от гнева Кил'джедена и обдумать свои дальнейшие планы. Остановив Иллидана, Малфурион и Тиранда вернулись на родину, в Ясеневый лес, дабы охранять свой народ. Однако Майев не согласилась отступить так просто – она последовала за Иллиданам в Запределье, чтобы покарать его.

Глава 9

Король-лич Нер'зул знал, что времени у него мало. Заключенный в Ледяном Троне, он подозревал что Кил'джеден попытается уничтожить его. Заклятие Иллидана необратимо повредило Трон, и с каждым днем Король-лич становился все слабее. В надежде на спасение он призвал к себе своего величайшего смертного слугу – рыцаря смерти Артаса. Несмотря на нехватку сил, вызванную слабостью повелителя, Артас все же ввязался в братоубийственную войну в Лордероне. Тогда половина его уцелевших войск во главе с банши Сильваной Ветрокрылой вышла из-под его контроля и взяла власть в свои руки. Призванный своим господином, Артас был вынужден передать командование Плетью своему заместителю Кел'Тузаду, а война тем временем охватывала все новые области Чумных земель. В конечном итоге Сильвана и ее мятежники, назвавшие себя Отрекшимися, объявили руины столицы Лордерона своей собственностью. В подземельях под этими руинами они обустроили собственную крепость, поклявшись победить Плеть и изгнать из своих земель Кел'Тузада. Ослабевший, но исполненный решимости спасти своего господина, Артас добрался в Нордскол – и обнаружил там наг Иллидана с эльфами крови. Стремясь опередить обнаруженные силы врага, Артас со своими союзниками из Неруба направился к Ледяному Трону.

Глава 10

Даже практически оставшись без сил, Артас сумел опередить Иллидана и первым добраться до Ледяного Трона. Своим руническим мечом, Ледяной Скорбью, Артас разрушил ледяную тюрьму, а потом забрал из нее зачарованный шлем и доспехи Нер'зула. Водрузив на свою голову шлем, Артас стал новым Королем-личом. Души Нер'зула и Артаса слились воедино, обретя небывалое могущество. Увидев, что Артас стал самым грозным существом в истории этого мира, Иллидан со своими войсками был вынужден бежать обратно в Запределье. Сейчас Король-лич Артас пребывает в Нордсколе. Говорят, что он собирается восстановить Ледяную Корону. Его верный помощник Кел'Тузад командует силами Плети в Чумных землях. Сильвана же со своими Отрекшимися удерживает лишь Тирисфальские леса – небольшую часть растерзанного войной королевства.

Глава 11

На этот раз Плеть превратила практически весь Лордерон и Кель'Талас в ядовитые Чумные земли. Там осталось лишь несколько очагов сопротивления Альянса. Один из них, состоявший в основном из высших эльфов, возглавлял последний представитель династии Солнечного Скитальца – принц Кель'тас. Кель, опытный маг, был обеспокоен слабостью Альянса. Его подданные, высшие эльфы, огорченные потерей своей родины, назвали себя эльфами крови – в память о своем погибшем народе. Лишенные энергии Солнечного Колодца, они ценой огромных страданий сдерживали дальнейшее наступление Плети. Когда Кель понял, что не сможет найти средство от магической зависимости своего народа, он совершил непоправимое. Вспомнив об общих предках-высокорожденных, он встал на сторону Иллидана и его спутников-наг. Остальные предводители Альянса объявили эльфов крови предателями и изгнали их навсегда. Келю и его подданным не оставалось ничего, кроме как отправиться в Запределье вслед за леди Вайш и сразиться с Майев, которой удалось снова поймать Иллидана. Объединив силы, наги и эльфы крови справились с Майев и освободили его. Обосновавшись в Запределье, Иллидан начал копить силы для следующего удара по Королю-личу и его цитадели Ледяной Короны.

Глава 12

Хотя смертные расы и одержали победу, их мир был растерзан войной. Плеть и Пылающий Легион практически уничтожили все народы Лордерона и почти закончили свою работу в Калимдоре. Леса нуждались в восстановлении, обиды – в забвении, а разоренные земли – в новых жителях. Война нанесла тяжелые раны каждой из рас, но все они нашли силы объединиться и начать новую жизнь. Первым шагом к ней было перемирие между Альянсом и Ордой. Тралл привел орков на материк Калимдор, где они обрели новую родину с помощью своих братьев-тауренов. Стремясь вернуть былое величие, орки назвали свой дом Дуротаром в честь убитого отца Тралла. Когда проклятие демонов было снято, Орда превратилась из безжалостной военной машины в относительно свободный союз, направленный не столько на захват новых земель, сколько на жизнь и процветание. Тралл и его орки предвкушали начало новой мирной эры, получая помощь от благородных тауренов и хитрых троллей из племени Черного Копья. Уцелевшие войска Альянса под командованием Джайны Праудмур осели в южном Калимдоре. На восточном краю Пылевых топей они построили укрепленный портовый город Терамор, в котором люди и дворфы объединили усилия ради выживания в этой негостеприимной земле. Хотя жители Дуротара и Терамора и сохраняли непрочное перемирие, оно не могло длиться вечно. Мир между орками и людьми был нарушен с прибытием огромного флота Альянса под командованием отца Джайны, Великого адмирала Даэлина Праудмура. Этот флот покинул Лордерон перед самым падением королевства. В течение долгих месяцев плавания адмирал Праудмур искал любых уцелевших союзников по Альянсу. Флот Праудмура представлял серьезную угрозу стабильности в регионе. Будучи знаменитым героем Второй войны, отец Джайны всей душой ненавидел Орду. Он твердо решил уничтожить Дуротар прежде, чем орки закрепятся на этой земле. Адмирал поставил Джайну перед страшным выбором: выступить против новообретенных союзников-орков или сразиться с собственным отцом в надежде сохранить хрупкий мир между Альянсом и Ордой. После сильных душевных метаний Джайна выбрала последнее и встала на сторону Тралла. К сожалению, адмирал Праудмур умер в бою, не успев помириться с Джайной и узнать, что орки перестали быть кровожадными чудовищами. В награду за помощь орки позволили Джайне и ее подданным беспрепятственно вернуться в Терамор.

0

4

Такие бы текста разбивать на отрезки... А то боюсь "ниасилил" не только я напишу... Хотя я прочитаю))
И кстати при оформлении лучше писать часть первого абзаца, остальное делить и прятать под спойлеры... А то реал жестоко  :writing:

0

5

Спасибо, Никит, так действительно лучше, чуть позже добавлю картинки главных героев, чтобы понимать как выглядят.

0


Вы здесь » Client always wrong » Кладбище №1337 » История WoW


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC